Новомученики, исповедники, за Христа пострадавшие в годы гонений на Русскую Православную Церквь в XX в.
(с) ПСТГУ, ПСТБИ (с) Братство во Имя Всемилостивого Спаса
Home page
[back][up level][first][previous][next][last]
NIKA_ROOT INDEX
ФИО
Чаусов Иван Дмитриевич
    Чаусов Иван Дмитриевич 
    Год рождения 1861 
    Место рождения Смоленская губ. (Смоленская о., Ельнинский р.), д.Даниловичи 
    протоиерей 
    Родство
      1
        отец 
        Чаусов Иван Иванович 
      2
        отец 
        Чаусов Александр Иванович 
    ПЕРИОДЫ ЖИЗНИ[до 1919г.] [1919г.] [1932-1934гг.]
      Служение
        Смоленская губ., г.Вязьма, Духовская церковь 
        протоиерей 
        Должность  настоятель 
        Год окончания 1918 
        Проживал в Вязьме или в Вяземском районе в д.Новоселки Вяземского района
      Аресты
        Смоленская губ., г.Вязьма 
        Год ареста 1918 
        День ареста 22 
        Месяц ареста 8 
        В ночь с 22 на 23 августа Вяземская ЧК арестовала епископа Вяземского
        Макария (Гневушева). Город в связи с этим огласился набатным звоном колоколен
        городских монастырей (Иоанно-Предтеченского мужского и Аркадиевского женского)
        и храмов, в том числе и Духовской церкви.
        Вследствие этого местными властями силами красноармейских подразделений были
        произведены аресты тех, кто попал под подозрение в устройстве этого звона.
        ЧК предполагала, что
            "Решение об организации набатного звона для созыва верующих в случае ареста
             кого-либо из священнослужителей было принято заранее собранием вяземского
             духовенства и мирян".
        Арестованные допрашивались практически сразу и многие из них 23 и 24 августа
        были освобождены как непричастные к "заговору".
        Девять же человек — протоиерея Духовской церкви Иоанна Чаусова с сыновьями
        Иоанном и Александром, А.Г.Ельчинскую, Н.И.Хохлова, К.С.Барышева, В.М.Скворцова,
        А.А.Сидорова, П.Кузьмина, ЧК постановила содержать под арестом в городской
        тюрьме до окончания следствия.
        Они обвинялись как
             "Участники заговора против Советской власти и давшие подписку выступить
              против таковой по первому сигналу контрреволюционной организации
              [звону в набат], что было осуществлено в ночь с 22 на 23 августа"
      Осуждения
        Вяземская уездная ЧК 
        29 /08 /1918 
        Обвинение "зловредная агитация против Советской власти" 
        Приговор  высылка из Смоленской губернии в двухнедельный срок 
        Архив УФСБ Смоленской обл. Д.5681-с (Дело Вяземской ЧК по обвинению "граждан Чаусовых в
        контрреволюционной деятельности", 1918).
        29 августа решением Вяземской ЧК протоиерей Иоанн
        был приговорен к высылке из пределов Смоленской губернии в двухнедельный срок.
        "за зловредную агитацию против Советской власти".
        Старший его сын Иван через несколько дней был расстрелян.
        Младший сын Александр был отпущен "за недоказанностью обвинительного материала".
        В сохранившемся архивном уголовном деле, заведенном
        Вяземской ЧК в августе 1918 г., нет ничьих показаний против Чаусовых, нет
        обвинительного заключения, нет приговора в отношении расстрелянного Ивана Чаусова.
        Из показаний самих Чаусовых следует, что допрашивали их в связи с арестом
        епископа Вяземского Макария и главным образом — в связи с набатным звоном
        во время его ареста — в набат звонили и в Духовском храме, где протоиерей
        Иоанн Чаусов был настоятелем, а также в связи с деятельностью
        возглавлявшегося епископом Макарием Вяземского Христорождественского Братства.
        Протоиерей Иоанн на допросе показал:
             "Братство было не тайное, действовало открыто, занималось только
              благотворительной и религиозно-просветительской деятельностью,
              существовало на добровольные пожертвования.
        О набатном звоне сказал:
             "Всероссийским Церковным Собором было разослано распоряжение в одном из
              номеров "Церковных Ведомостей" о том, что если будут посягательства на
              церковное имущество, то причту церковному и старосте надлежит созвать
              при помощи набатного звона прихожан для того, чтоб общим собранием
              просить посягающих оставить имущество в ведении прихода.
              Распоряжение последовало до декрета Совнаркома о набатном звоне".
        В отношении набатного звона в ночь с 22 на 23 августа он показал:
             "Я как раз не знал, что этот звон производится в связи с защитой прав
              Церкви — а именно, в связи с арестом епископа Макария".
        В Духовской церкви звонили в отсутствие протоиерея Иоанна, и когда он туда
        пришел, звон уже закончился. Звонил церковный сторож, который объяснил
        настоятелю:
             "Звонить начали в мужском монастыре, в большой колокол, звонили долго,
              затем показались фонари на пожарной каланче и зазвонили в других храмах,
              после этого зазвонил и я".
        Протоиерей Иоанн отметил в своих показаниях:
             "Понимал декрет о набатном звоне, считая всякий набатный звон как призыв
              к выступлению, если звону не послужили причиной фонари на каланче
              по случаю пожара".
        О том, что были фонари на пожарной каланче, утверждали в своих показаниях
        также сыновья Александр и Иван (как и многие другие опрошенные ЧК),
        хотя пожара, как они сами узнали позже, в городе не было.
        В монастыре же, как потом выяснилось, начал звонить по указанию
        кого-то из певчих некий человек по имени Александр.
        Но более всего протоиерея Иоанна Чаусова, как он отметил на допросе, удивило
        в первые же минуты общения с представителями властных структур то,
        что они уже давно считали его контрреволюционером.
        В частности, когда его во время задержания среди других арестованных
        увидел военный комиссар, последний сказал:
             "А, Чаусов... Мы давно его знаем как контрреволюционного агитатора".
        При этом сам протоиерей Иоанн считал себя лояльным по отношению к Соввласти.
        В октябре 1919 г., давая показания ЧК в качестве обвиняемого по другому делу,
        о событиях августа 1918 г. он снова сказал:
             "В восстании в Вязьме в августе 1918г. не участвовал, о звоне думал,
              что он производится в связи с пожаром, и только после узнал, что это
              было восстание в связи с арестом епископа Макария.
              При этом я был арестован как участник восстания, судим Овсяником,
             "прощен за недоказанностью вины", провел в тюрьме 17 дней и был выпущен
              с тем, чтобы покинуть пределы Смоленской губернии"
      Места заключения
        Смоленская губ., г.Вязьма, тюрьма 
        Год начала 1918 
        День начала 22 
        Месяц начала 8 
        Год окончания 1918 
        Месяц окончания 9 
        Калужская губ., г.Козельск, Свято-Введенская Оптина пустынь 
        Год начала 1918 
        День начала 30 
        Месяц начала 8 
        Год окончания 1919 
        После расстрела сына и высылки из Вязьмы протоиерей Иоанн Чаусов нашел
        временный приют в Оптиной пустыни, откуда писал в Смоленск правящему епископу:
             "Как сын умер мой мученик Иван, так и я, страдаем безвинно совершенно.
              Излить свое горе и помянуть сына я решил в Оптиной пустыни, куда и прибыл
              30 августа.
              Прошу... войти в мое бедственное положение, написать Калужскому епископу
              Феофану — дать мне хоть какое-нибудь место в г.Калуге, где бы я мог
              хотя изредка видеться с семьею, убитою свалившимся на нас горем;
              пристроить меня хотя к какому-нибудь делу...".
        К этому прошению было приложено прошение
        Нила Ивановича Хохлова, старосты Никольской церкви г.Вязьмы, до революции —
        вяземского купца, церковного благотворителя, кандидата на выборах в
        Учредительное собрание по приходскому беспартийному списку, который тоже
        был арестован в связи с делом епископа Макария и находился в заключении
        в Вяземской тюрьме вместе с протоиереем Иоанном Чаусовым, а теперь вместе с ним
        пребывал в Оптиной пустыни. Н.И.Хохлов писал Смоленскому преосвященному:
             "Оба мы пострадали за веру Православную".
        Он ходатайствовал перед архипастырем об оказании помощи о.Иоанну,
        "положение коего поистине отчаянное".
        Смоленский епархиальный совет обратился к Калужскому епископу с просьбой
        предоставить протоиерею Иоанну Чаусову какое-либо место в Калуге, сообщив:
             "О.Иоанн примерного поведения и весьма трудоспособный".
        Одновременно был послан положительный отзыв об о.Иоанне настоятелю
        Оптиной пустыни архимандриту Исаакию, но из Калужского епархиального совета
        пришел ответ:
            "Праздных священнических вакансий в Калуге и Калужском уезде нет,
             и протоиерею Иоанну может быть предоставлено место только в храмах других
             уездов Калужской епархии".
        Неизвестно, смог ли воспользоваться протоиерей Иоанн Чаусов этим предложением
        Калужского епархиального совета.
        В Вязьму он вернулся через 7 или 8 месяцев.
        Выслан он был, как утверждал сам, на 1 год, но разрешение вернуться в Вязьму
        получил уже через 3 месяца — можно предположить, что ввиду амнистии
        первой годовщины революции
      Служение
        Смоленская губ., г.Вязьма, Аркадиевский женский монастырь 
        протоиерей 
        Год начала 1919 
        Год окончания 1919 
        По возвращении в Вязьму продолжил служение священником в монастыре
      Осуждения
        ВЧК 
        . /. /1919 
        Обвинение "принадлежность к партии кадетов" 
        В октябре 1919г. стал обвиняемым по делу
        "принадлежности к партии кадетов", которое вела ВЧК совместно
        со Смоленской губернской ЧК.
        В 1919 г. ВЧК и Смоленская губЧК занимались делом о
        "принадлежности к партии кадетов", в связи с расследуемым ВЧК делом о
        "Национальном центре", по которому проходили 2 вяземских священника:
        иерей Василий Кьяндский и о.Иоанн Чаусов.
        Иерей Василий Кьяндский действительно состоял в этой партии (в период между
        февральской и октябрьской революциями).
        Протоиерей Иоанн Чаусов утверждал, что не состоял в ней никогда,
        а посетил только однажды лекцию этой партии об Учредительном Собрании.
        Тем не менее оба священника местными чекистами были привлечены к делу как
        "видные кадеты" и отправлены в распоряжение ВЧК в Москву.
        Дальнейшие подробности осуждения неизвестны
      Служение
        Смоленская губ., г.Вязьма, соборная церковь 
        протоиерей 
        В 1930-е гг. протоиерей Иоанн Чаусов служил в соборной церкви г.Вязьмы
      Осуждения
        тройка при ПП ОГПУ Западной обл. 
        . /. /1932 
        Обвинение "контрреволюционная деятельность" 
        Статья ст.58–10,58–11 УК РСФСР 
        Приговор  3 года лишения свободы 
      Места заключения
        концлагерь 
        Год начала 1932 
        Месяц начала 11 
        Год окончания 1934 
        Месяц окончания 10 
        Отбывал наказание до 1934г.
        В октябре 1934г. досрочно освобожден ввиду преклонного возраста и болезненного
        состояния (у него были невроз, грыжа, болезнь сердца).
        Дальнейшая судьба протоиерея Иоанна Чаусова неизвестна.
        Второй его сын Александр был расстрелян 16 марта 1938г. на подмосковном
        полигоне Бутово
    Публикации ->

(c) ПСТГУ. Факультет ИПМ