Новомученики, исповедники, за Христа пострадавшие в годы гонений на Русскую Православную Церквь в XX в.
(с) ПСТГУ, ПСТБИ (с) Братство во Имя Всемилостивого Спаса
Home page NIKA_ROOT INDEX ГодНачалаПроживания 1867 Дела okn.262 => okn.262 ПЕРИОДЫ ЖИЗНИ
2
Служение
    Служение
    Москва, Марфо-Мариинская обитель милосердия 
    Должность  помощница Великой Княгини Елизаветы Федоровны в управлении обителью 
    Год начала 1908 
    Год окончания 1910 
    В 1908г. Великая Княгиня Елизавета Федоровна пригласила Валентину Сергеевну
    своей помощницей в только что созданную Марфо-Мариинскую обитель милосердия.
    Из стихотворения В.С.Гордеевой "Послушание":
        "В убогой келье одинокой,
         На хладных каменных плитах,
         В тиши обители далекой
         Молился пламенно монах.
         Просил у Господа прощенья,
         Самоотверженности, сил,
         Чтоб побороть те искушенья,
         Что он с трудом переносил.
         На нем лежало послушанье
         Пришельцев, бедняков кормить,
         Но к ним святого состраданья
         Не мог в себе он возбудить.
         Был полдень. В келье полутемной
         Вдруг свет лучистый воссиял
         И уголок молитвы скромный
         Струею теплою обдал.
         И инок увидал в смятенье
         Христа в хитоне пред собой.
         Он пал на землю в восхищенье,
         Исполнен радости святой.
         То был Господь не в час страданья,
         Не в час распятья на кресте,
         Не в час молитвы в Гефсиманьи
         С следами крови на Лице, —
         То был Господь, как Он являлся
         Путь жизни людям указать,
         Когда на гору поднимался
         Святую проповедь сказать.
         То был Господь, когда полями
         На Пасху в град Иерусалим
         Спокойно шел с учениками,
         С толпой, грядущею за Ним.
         Из глубины души смиренной
         В восторге инок возгласил:
         "Кто ж я, что Ты, Господь вселенной,
         Меня сегодня посетил?
         О, дай всем сердцем помолиться
         Упавши ниц перед Тобой.
         И дай мне счастьем насладиться
         Молитвой чистою — святой".
         Но вдруг протяжный звон раздался,
         Несясь далеко по полям.
         Им час полдневный возвещался —
         Раздачи хлеба беднякам.
         Тот звон внезапное страданье
         В душе монаха возбудил.
         Ужель идти на послушанье?
         Оставить Господа нет сил.
         Но голос совести, смиренья
         Шептал: "Ты долг свой исполняй,
         А все тревожные сомненья
         На волю Господа отдай".
         И он пошел туда, где ждали
         Те, кто так часто голодал,
         Кого мученья так терзали,
         Что запах хлеба убивал.
         Им ныне монастырь казался
         Звездою райской, золотой,
         А хлеб, что щедро раздавался,
         Казался Трапезой Святой.
         Окончил инок послушанье,
         Обратно в келию спешит.
         В душе тревога, ожиданье,
         И сердце трепетно стучит.
         Ушел ли гость неоцененный,
         Иль ждет его Он, может быть...
         С надеждой тайною, священной
         Спешит он дверь приотворить.
         И что же? Дивное сиянье
         Он снова в келье увидал,
         И оправдалось ожиданье —
         Господь опять пред ним стоял.
         И Глас Божественный раздался:
         "Зачем ты возроптал тогда?
         И если в келье ты остался,
         То Я ушел бы навсегда".
               В.Г."

(c) ПСТГУ. Факультет ИПМ