Новомученики, исповедники, за Христа пострадавшие в годы гонений на Русскую Православную Церквь в XX в.
(с) ПСТГУ, ПСТБИ (с) Братство во Имя Всемилостивого Спаса
Home page
[back][up level][first][previous][next][last]
NIKA_ROOT INDEX ГодНачалаПроживания 1867 Дела okn.262 => okn.262 ПЕРИОДЫ ЖИЗНИ
5
    Служение
      Москва, Марфо-Мариинская обитель сестер милосердия (трудовая община, трудовая артель в 1925г.) 
      Должность  начальница обители милосердия 
      Год начала 1923 
      Год окончания 1925 
      В 1925г. устав общины был аннулирован властями. Тогда сестры решили переименовать
      Марфо-Мариинскую трудовую общину в трудовую артель.
      Сестры зарабатывали деньги частной практикой: стегали одеяла, шили тряпичные куклы,
      ухаживали за больными.
      Началась усиленная травля обители со стороны воинствующих безбожников.
      Из статьи "Советские Марфа и Мария" (газета "Правда", октябрь 1925г.):
            "...Хлопотами Сребрянского (угодившего не так давно, по причине пагубной
             страсти к драгоценным камням в священных предметах, в места, где
             водятся тюлени),...на Большой Ордынке был основан патронируемый особой
             царствующего дома районный церковно-черносотенный агитпром... О пропагандистских
             успехах "диаконисс" нам пока ничего неизвестно, но несомненным является то,
             что тишайшая обитель была подлинным филиалом общества двуглавого орла...
             Прошедший "духовные курсы" церковно-черносотенной премудрости личный
             состав обители целиком сохранился в ней по настоящий день.
             Во главе милосердного дела стоит Гордеева, вдова бывшего тульского
             губернатора и казначея Великой Княгини Елизаветы Федоровны...
             Весь прошлый уклад жизни, вплоть до диаконисских служений в домашних
             церквах сохранен целиком; домашняя молельня Великой Княгини и вещи, ей
             принадлежащие, хранятся и посейчас как реликвия; помещения "трудовой общины"
             сплошь увешаны великокняжескими портретами и изображениями сосланного в
             Нарым духовника Митрофана Сребрянского...
             Советских Марфу и Марию пора бы ликвидировать".
      Сестры обители обратились в эту газету с просьбой опубликовать опровержение клеветы.
      В защиту сестер выступил известный академик архитектуры А.В.Щусев, но это не помогло
      Вскоре после опубликования пасквиля в обитель прибыла комиссия с ревизией,
      которая, проверив все финансовые и хозяйственные документы, составила фальшивый
      акт, будто бы в обители выявлено много нарушений. Акт был отправлен в ОГПУ, и
      против сестер обители было возбуждено уголовное дело.
      Сестер по очереди вызывали на допрос на Лубянку. Чекисты назвали Елизавету Федоровну
      "коммунисткой", т.к. она смогла построить островок коммунизма в обители: сестры
      работали, но не получали зарплаты и жили на всем готовом.
      Валентина Сергеевна, как и большинство сестер, на допросах держалась мужественно.
      4 февраля 1926г. были опечатаны все шкафы, подсобки, запасные двери, были поставлены
      209 печатей
    Осуждения
      Особое Совещание при Коллегии ОГПУ СССР 
      08 /02 /1926 
      Обвинение "укрывательство и пособничество контрреволюционным преступлениям" 
      Приговор  3 года высылки в Киргизский край с последующим запретом проживания в Москве и области 
      12 января 1926г. вместе со всеми сестрами привлечена к следствию по обвинению
      в "укрывательстве и пособничестве контрреволюционным преступлениям" с мерой
      пресечения — подпиской о невыезде до суда.
      8 февраля 1926г. постановлением ОСО при Коллегии ОГПУ вместе со всеми сестрами
      определена к высылке на 3 года в Киргизский край.
      18 февраля 1926г. в Марфо-Мариинскую обитель прибыли вооруженные солдаты.
      Командир зачитал постановление ОСО от 8 февраля о высылке сестер во главе с настоятельницей
      Валентиной Сергеевной Гордеевой и о закрытии обители.
      Было приказано:
         "Ничего лишнего не брать, одну смену белья".
      Все 111 сестер были посажены в кузова машин и вывезены на вокзал для дальнейшей
      отправки в разные отдаленные районы страны.
      Старшие 18 сестер во главе с Валентиной Сергеевной Гордеевой были высланы
      в Киргизский край.
      Кельи сестер заняли коммунисты. Обитель была ликвидирована
    Места заключения
      Киргизия, г.Кзыл-Орда 
      Год начала 1926 
      День начала 23 
      Месяц начала 2 
      23 февраля 1926г. Валентина Сергеевна с другими сестрам прибыла в г.Кзыл-Орду.
      Затем часть сестер отправили в Казалинск
      Киргизия, г.Казалинск 
      Год начала 1926 
      Год окончания 1929 
      Некоторое время Валентина Сергеевна работала счетоводом в Финотделе, затем была
      уволена как ссыльная.
      Из воспоминаний ссыльной монахини Марфо-Мариинской обители Надежды (З.А.Бреннер):
            "Валентину Сергеевну, как и прежде, считали своей настоятельницей, без ее
             благословения и совета ничего не предпринимали. Она была нам, как мать
             родная. Несмотря на свое высокое аристократическое происхождение, никогда
             этого не показывала, а к нам обращалась: "Душечка".
             В Казалинске мы сняли комнату, в общем, устроились хорошо.
             Валентина Сергеевна благословила меня пойти в Финотдел, попроситься на
             работу, т.к. я была по специальности бухгалтер с большим опытом. А мне
             боязно... Ну, иду на другой день. "Ничего, что ссыльные, — говорят, —
             нам работники московские нужны. Приходите". Жалованье мне назначили 76 рублей.
             Через некоторое время взяли на работу Валентину Сергеевну. Она всю работу
             выполняла очень быстро, ведь была казначеей обители, и ей приходилось
             работать с банками и финотделами. Но когда узнали в ОГПУ, пришли в
             удивление, что ссыльным доверили все секретные финансовые документы,
             и Валентину Сергеевну уволили, а я осталась работать. Ей было 63 года,
             и врач выдал ей справку, чтобы она каждый день не являлась на ежедневную
             регистрацию в ОГПУ.
             Это было в Страстную Пятницу 1928 года: меня повесткой вызвали в ОГПУ и
             объявили, что по ходатайству моей матери, которая проживала в Москве,
             мое дело пересмотрели, и я свободна, а Валентина Сергеевна останется здесь
             еще на год. Тут я расплакалась и заявила, что не оставлю Валентину Сергеевну.
             Меня назвали сумасшедшей. Прихожу домой. Даже не хотела говорить Валентине
             Сергеевне. Она сама спрашивает: "Ну, что там?" — "Да вот, — говорю, — мать
             за меня, оказывается, хлопотала... Освободили меня". Она так поглядела на
             меня: "К Фросе теперь поедешь?" — "Нет, — говорю, — я Вас не оставлю". Да...
             В 1929г. всех нас освободили.
             Валентина Сергеевна решила ехать в Ростов и написала письмо матушке Любови
             (в миру — Евфросиния Никитична Журило), чтоб она тоже собиралась.
             Евфросиния Никитична Журило одна из самых активных сестер обители. В
             Туркестане она возглавила "подпольный центр помощи ссыльным" и многих
             спасла от голода и холода. Евфросиния Никитична ответила Валентине Сергеевне
             письмом, в котором просила ее ехать не в Россию, а к ним в Туркестан,
             но слово настоятельницы было законом. Валентина Сергеевна даже рассердилась,
             но все-таки решили все ехать в Ростов Великий".
      В 1929г. она была освобождена с лишением права проживания в Москве и Московской губ.

(c) ПСТГУ. Факультет ИПМ