Новомученики, исповедники, за Христа пострадавшие в годы гонений на Русскую Православную Церквь в XX в.
(с) ПСТГУ, ПСТБИ (с) Братство во Имя Всемилостивого Спаса
Home page
[back][up level][first][previous][next][last]
NIKA_ROOT INDEX ГодСмерти 1926
Дела okn.117
    Никодим 
    священник 
    Был известен на Соловках как "Утешительный поп"
    ПЕРИОДЫ ЖИЗНИ[до 1926г.]
      Служение
        Полтавская губ. 
        священник 
      Места заключения
        Соловецкий лагерь особого назначения 
        Год начала 1923 
        Год окончания 1926 
        Отец Никодим, известен из многих воспоминаний о Соловках, как "утешительный
        поп", который пользовался особой любовью заключенных-уголовников, он
        единственный из духовенства попал на Соловки не за религиозные убеждения, а
        по служебной статье: совершение треб без справки из ЗАГСа, что не позволило
        ему попасть в особую роту для духовенства и ему пришлось отбывать срок с
        уголовниками. Осенью 1925г. о.Никодим отслужил в лесу панихиду по
        императорской семье и убиенным соловчанам. За Рождественскую службу (1926г.)
        в бараке на одной из лесных командировок сослан в штрафной изолятор. Умер на
        Пасху 1926г. в штрафном изоляторе на Секирной горе. Еще в середине 1930-х
        годов о нем ходил рассказ среди заключенных-уголовников в Печерских и
        Ухтинских лагерях. Борис Ширяев в "Неугасимой лампаде" посвятил ему две
        главы: "Приход отца Никодима" и "Утешительный поп", характеризуя о.Никодима
        как самого бесстрашного священнослужителя, который не боялся исполнять любую
        требу в тяжелейших условиях. "Фамилии его я не помню, — писал Ширяев, — да и
        немногие знали ее на Соловках. Она была не нужна, потому что "Утешительного
        попа", отца Никодима, и без нее знали не только в кремлевском муравейнике, но
        и Муксоломком богоспасаемом затишье, и в Савватиеве, и на Анзере, и на
        мелких, затерянных в дебрях командировках. Так сложилась его соловецкая
        судьбина — везде побывал... Святую литургию отец Никодим совершал ежедневно,
        встав раньше всех и забравшись в укромный уголок... От выполнения своего
        служения отец Никодим никогда не отказывался. Служил шепотком в уголках
        молебны и панихиды, исповедовал и приобщал Св. Тайн с деревянной струганной
        лжицы. Таинство Евхаристии совершал над водой с клюквенным соком... Шпана
        умудрялась протаскивать его через окно в лазарет к умирающим, что было очень
        трудно и рискованно. Никто из духовенства не шел на такие авантюры. Ведь
        попадись он — не миновать Секиркиной горы. Но отец Никодим ни ее, ни прибавки
        срока не боялся. "Что мне могут сделать? Ведь восьмого-то десятка всего один
        годик мне остался. Прибавляй, убавляй мне срок человеческий, Господнего срока
        не изменишь! А с венцом мученическим перед Престолом Его мне, иерею, пристать
        пристойнее", — скажет отец Никодим и засмеется добрым стариковским смехом...
        С этой радостью прошел он свой долгий жизненный путь, с нею не расставался он
        и в дни свои последние, соловецкие. Этой же радостью своей стремился он
        поделиться с каждым, плеснуть на него водой жизни из сосуда Духа своего. За
        это прозвали его "утешительным"... Случаев самоубийства в кремле я не знаю, а
        на глухих командировках кончали с собою многие... Такого затосковавшего
        о.Никодим разом узнавал... Вечером в бараке, а то и днем на работе будто
        невзначай с ним разговорится... Вспыхивала радужным светом Надежда.
        Загоралась пламенем Вера, входили они в черное, опустошенное, перегорелое
        сердце, а из другого, светлого, лучистого улыбалась им Любовь и Мудрость
        немудрящего русского деревенского Утешительного попа. Был и другой талант у
        отца Никодима. Большой, подлинной милостью Божией талант. Он был
        замечательный рассказчик. Красочно, сочно у него выходили рассказы "из
        жизни"... но еще лучше были "священные сказки"... слушать его по вечерам в
        Преображенский собор приходили и из других рот... "Священные сказки" были
        вольным пересказом Библии и Евангелия, и вряд ли когда-нибудь был другой
        пересказчик этих книг, подобно отцу Никодиму... Шпана слушала, затаив
        дыхание... Особенным успехом пользовалась притча о блудном сыне. Ее
        приходилось повторять каждый вечер. Но Секирки и мученического венца отец
        Никодим не миновал". После смерти отца Никодима Ширяеву рассказывали
        обстоятельства его смерти, бывшие с ним заключенные: "Заснуть, конечно, не
        можем сразу. Вот и слушаем "священные сказки" Утешительного попа... и на душе
        светлеет..." Его срок кончился на Пасху: "Отслужил ночью в уголке Светлую
        Заутреню, похристосовался с нами. Потом в штабель легли досыпать, он же про
        Воскресение Христово "сказку" рассказывал, а наутро разобрали штабель — не
        встает наш Утешительный... Надо полагать, придушился — в нижний ряд попал.
        Это бывало. Сколько человек напутствовал, а сам без напутствия в дальний путь
        пошел.. Впрочем, зачем ему оно? Он сам дорогу знает", — так оканчивает свои
        воспоминания о замечательном батюшке Ширяев
    Кончина
      1926 
      День 2 
      Месяц 5 
      умер в заключении 
      Место Соловецкий лагерь, штрафной изолятор на Секирной горе 
    Публикации ->
      1.Резникова И. Православие на Соловках: Материалы по истории Соловецкого лагеря. СПб., 1994. (Исторические сборники. 2). С.49–50,94.
      2.Ширяев Б. Неугасимая лампада. М.:Товарищество Русских художников, 1991. С.228,245,249–270,357–359.

(c) ПСТГУ. Факультет ИПМ