База данных "Новомученики, исповедники, за Христа пострадавшие в годы гонений на Русскую Православную Церковь в XX в."
(с) ПСТГУ, ПСТБИ (с) Братство во Имя Всемилостивого Спаса
Home page
[back][up level][first][previous][next][last]
NIKA_ROOT INDEX ОписаниеДокумента Архив ДКНБ РК по г.Алматы Дела o10.26 => o10.26 ПЕРИОДЫ ЖИЗНИ
3
    Рукоположение
      иеромонах 
      1914 
      Примерно в 1914г. был рукоположен в сан иеромонаха
    Служение
      Семиреченская о., Пржевальский у., Иссык-Кульский Свято-Троицкий мужской миссионерский монастырь 
      иеромонах 
      Год начала 1914 
      Год окончания 1916 
      Летом 1916г. в Семиречье началось восстание киргизов, они напали на монастырь и
      потребовали к определенному дню приготовить монастырские ценности и пригрозили
      расправой в случае отказа. Тогда часть монахов, в числе которых был о.Пахомий,
      ушла из монастыря — кто в горы, кто в ближайшие селения. Монахи преклонного
      возраста остались, положившись на волю Божию. Приехавшие в назначенный день
      киргизы выбили монастырские двери, иконы побили, забрали церковную утварь и
      устроили над монахами казнь: не пощадили никого, всех порубили саблями.
      Вечером вернулись ушедшие монахи и на следующее утро похоронили всех убиенных
      в общей могиле. После этого события о.Пахомий ушел в г.Верный
      (В 1919г. монастырь был закрыт большевиками)
      Семиреченская о., Заилийское Алатау, Аксайское ущелье, скит на Кызыл-Жарской горе (недалеко от г.Верного) 
      иеромонах 
      Год начала 1916 
      Год окончания 1921 
      День окончания 11 
      Месяц окончания 8 
      С 1916г. о.Пахомий поселился в Кызыл-Жарском скиту в горах около Аксая
      с монахами Феогностом, Серафимом, Анатолием и Ираклием.
      В августе 1921г. все пятеро монахов, живших в скиту, пошли в г.Верный
      в Никольскую церковь на праздник целителя Пантелеимона. Двое из них, в том числе
      о.Пахомий, остались в городе, а трое вернулись в скит.
      11 августа 1921г. в скиту случилась трагедия: иеромонахи Серафим и Феогност были
      застрелены красноармейцами-грабителями.
      Оставшиеся в живых о.Пахомий, о.Ираклий и о.Анатолий после всего случившегося
      жить в скиту не остались
    Места проживания
      Семиреченская о., скит на горе Горельник в районе Медео 
      Год начала 1921 
      Год окончания 1923 
      После 1921г. некоторое время о.Пахомий тайно жил вместе со странником Виктором и
      схимонахом Тихоном в скиту на горе Горельник в районе Медео. Он изредка приходил
      в город Верный, останавливался у монахинь, был очень молчалив.
      Монахини вспоминали:
         "Придем, бывало, с всенощной, чаю попьем. Матушка Евфалия просит его:
            "Отец Пахомий, скажите два-три слова, скажите живое слово для спасения души!"
          А он:
            "Кхе, кхе... Сестры, молитесь. Читайте Иисусову молитву...", —
          и все.
          Или служит в келье на Медео. Сестры просят:
            "Отец Пахомий, сегодня такой праздник, ну скажите несколько слов!"
          Он только и скажет:
            "Сестры, молиться надо, истинно молиться надо. Иисусову молитву не нужно
             забывать"".
      Из воспоминаний монахини Магдалины (Халиной Ф.С.) [2]:
          "Мы много странствовали в то время по горам: о.Пахомий, Виктор, я и Саня
           Нагибина. От самого Каскелена до Тургеня пешком по горам ходили. Через
           горные реки о.Пахомий нас переправлял. Он сильный был, крепкий. Встанет
           посреди реки и нас, и Виктора перекинет с берега на берег.
           А бывало, сидит Виктор в своей келье, потом встрепенется, побежит к
           о.Пахомию: "Бери скорее чайник, бежим туда, далеко по щеле в горы, там
           есть святое место, там чайку попьем. Там святое место! Там — Ангелы!...".
           С о.Пахомием они много странствовали. Куда бы ни шел Виктор, все
           с Пахомием...".
      В конце 1920-х и начале 1930-х гг. церковная жизнь в Алма-Ате терпела особые
      потрясения. В городе происходили поголовные аресты духовенства, монашествующих
      и просто православного люда. В горах — облавы на пустынников... В горах монахи
      жить уже не могли. Те, кто не был арестован, спустились в город.
      О.Пахомий тоже покинул свою келью. За ним велась слежка, и он ходил из дома в дом,
      избегая ареста.
      Он ушел в г.Верный (ныне Алма-Ата).
      Впоследствии на следствии в 1935г. о.Пахомий свою жизнь в этот период описывал так:
          "В 1921г. этих монахов [отцов Серафима и Феогноста] убили, жить в горах стало
           страшно. Я прожил еще год, а в 1923г. ушел в город Алма-Ату..."
      Семиреченская о., г.Верный (Алма-Ата) 
      Год начала 1923 
      Год окончания 1926 
      В г.Алма-Ата о.Пахомий жил у разных людей, тайно служил, венчал, отпевал на дому.
      Часто ходил с монахинями закрытого в 1922г. Иверско-Серафимовского монастыря
      в Аксайское ущелье на могилу убиенных иеромонахов, служил панихиды
      Из воспоминаний монахинь:
          "Как поднимемся на гору, перво-наперво панихиду отслужим. Потом отдохнем,
           поужинаем и сядем у могилы на поваленные ели. И, сколько я помню, всегда
           были ясные ночи. Сидим мы на бревнышках, и поют сестры. Долго поют. А певчие
           были еще монастырские, хорошо пели. Потом вечерние молитвы почитаем, наломаем
           ельника, набросаем на землю, и спим на этих лапах. Какой там сон! — только
           вздремнешь чуть-чуть. Утром обедницу служил о.Пахомий. Проповеди говорить
           он не мог. Он плакал, всегда плакал. Потом прокашляется и скажет:
             "Господь прибрал их, а я все мотаюсь. А как было бы хорошо и мне вместе
              с ними... Да вот не сподобился".
      Впоследствии на следствии 1935г. о.Пахомий показал:
          "[В Алма-Ате] изредка служил в соборе, в котором сейчас помещается Казахстанский
           музей. Прожил таким образом до 1926г., а затем уехал в Ташкент"
      Ташкент 
      Год начала 1926 
      Год окончания 1927 
      "В Ташкенте я хотел устроиться на работу, но ничего у меня из этого не вышло.
            Прожил я там один год и снова вернулся Алма-Ату"
      Казахская ССР, г.Алма-Ата 
      Год начала 1927 
      Год окончания 1928 
      "Жил [в Алма-Ате] на квартире, помогал в хозяйстве, изредка служил и таким
            образом существовал.
            В 1928г. в горах на Мохнатой сопке один знакомый мне монах Тихон стал
            строить избушку, и я тоже стал строить себе избушку, и в конце 1928г.
            перебрался в горы"
      Казахская ССР, Алма-Атинская о., келья в горах на Мохнатой Сопке 
      Год начала 1928 
      Год окончания 1930 
      "Вскоре монах Тихон по неосторожности сжег наши избушки, и я вынужден был
            выкопать себе землянку. В ней я жил не постоянно.
            Часто ходил в город и жил у монахинь Магдалины, Татьяны, Александры,
            Евсевии, которые также были на Мохнатой Сопке.
            В 1930г. монахиням предложили вступить в колхоз, но в колхоз они не пошли,
            сдали свое имущество в лесничество и ушли в город.
            А я остался жить в своей землянке.
            В том же [1930г.] уехал с монахинями в Джагал-Абад"
      Киргизия, Джалал-Абадский р., в горах возле орехосовхоза Кызылынкур 
      Год окончания 1933 
      "...Поселились в горах. Там построил избушку, жил с Магдалиной, а Татьяна
         строила себе избушку отдельно, в 15 верстах от нас...".
      Из воспоминаний Надежды Григорьевны Казулиной [1, С.157–158]:
         "В 1929г. нас раскулачили, отца посадили в тюрьму г.Оша, и в тюрьме от
         заключенных духовного звания он узнал, что недалеко от Джалал-Абада есть
         орехосовхоз, который называется Кызылынкур, и в горах, недалеко от этого
         совхоза живут старцы-подвижники.
         И когда отца отпустили на свободу, то дали ему предписание — вывезти семью
         на добровольную ссылку, куда он сам захочет, только подальше от Токтогула.
         И папа прямо из тюрьмы пошел в Кызылынкур искать старцев, и нашел их.
         Нашел он сначала на одной горе в орешниках иеромонаха Досифея...
         Он был очень строгой жизни.
         Возле него жили четыре монахини: Досифея, Дорофея, Клавдия и Мария.
         У них была маленькая пасека и полувырытая избушка.
         Через гору от него жили Калистрат Иванович и Мария Андреевна Гриневы из
         Алма-Аты — рабы Божии, с двумя девочками, и возле них в то время жили
         о.Пахомий и матушка Магдалина алма-атинская, а на другой горе —
         иеромонах Макарий (Ермоленко), который был очень стареньким.
         И вот, мы начали там жить, подвизаться и молиться.
         К нам в горы часто приезжали монахини.
         У монахов было строгое правило, жили они по монастырскому уставу.
         Батюшки служили Литургию (у всех были антиминсы).
         Чаще служили у Калистрата Ивановича. Там я научилась петь по нотам. Учили меня
         Татьяна Хахулина и Саня Нагибина — они были монастырские певчие. Служили
         ночью. Закрывали подушкой окошечко, кто-нибудь один стоит на улице на страже,
         с собакой. Сделали занавесочку, за ней — алтарь, а перед ней и мы стоим. Все это
         в такой комнате, которую и комнатой назвать нельзя, вроде погребка и сакли.
         И молились, и пели.
         О.Пахомий служил очень часто. Он был такой благостный: на него посмотришь, и сразу
         чувствуешь к нему расположение, до того добрый вид был у о.Пахомия. Рыжеватая
         бородочка, глазки голубенькие, ласковый, ласковый взгляд. Как жил отец
         Пахомий? У землянки, где жили Калистрат Иванович с Марией Андреевной и к
         которой мои дядя с тетей пристроили кибиточку, была еще маленькая лазеечка,
         куда отец Пахомий прятался ночью. А на день он уходил под-горку-на-горку, где
         была пропасть; возле нее нагибалась лоза, под лозой — дверочка, которая
         поднималась в лазейку вроде люка, там — лествичка из глины, и по ней спускаешься
         в пещерку, окно которой выходило на обрыв. Очень высокий обрыв, а дальше
         за ним — горы уже без орешника. Один только раз я была в этой пещерке.
         Меня, десятилетнюю девочку, отец Пахомий взял с собой и разрешил зайти в
         пещеру через люк. Отец Пахомий прятался там весь день, а на ночь возвращался
         в лазеечку у землянки Калистрата Ивановича. Помню, как однажды на Пасху мы
         служили ночью на горке у о.Макария.
         Горы эти очень красивые, все в орешнике. И мы жили этими грецкими орехами.
         У нас там родился еще один брат, Миша, а отец Пахомий его крестил... "
    Аресты
      Киргизия, Джалал-Абадский р., в горах возле орехосовхоза Кызылынкур 
      Год ареста 1933 
      О.Пахомий был арестован летом 1933г. вместе с иеромонахом Досифеем, о.Макарием (Ермоленко),
      монахинями Рафаилой (Археловой), Серафимой (Домбровской), Досифеей, Дорофеей
      и Клавдией.
      Из воспоминаний Надежды Григорьевны Казулиной [1,С.159]:
         "В 1933 году, летом ночью пришли чекисты и всех забрали: отца Досифея, отца
          Пахомия, отца Макария, матушек Рафаилу, Серафиму, Досифею, Дорофею и Клавдию.
          Забрали всех в полночь и всех погнали пешочком в Джалал-Абад за 30 верст вдоль
          реки. Потом я слышала, что отца Макария отпустили по старости, а след отца
          Досифея и четырех монахинь: Досифеи, Дорофеи, Клавдии и Марии — тут же исчез.
          Говорили, что их сразу же расстреляли.
          Отца Пахомия, как я слышала, расстреляли позднее в Алма-Ате, а матушек осудили... "
    Осуждения
      ././1933 
      Приговор лишение свободы 
      Подробности осуждения и отбытия наказания неизвестны

(c) ПСТГУ. Факультет ИПМ