Новомученики, исповедники, за Христа пострадавшие в годы гонений на Русскую Православную Церквь в XX в.
(с) ПСТГУ, ПСТБИ (с) Братство во Имя Всемилостивого Спаса
Home page
[back][up level][first][previous][next][last]
NIKA_ROOT INDEX
МонашИмяДоСхимы
Венедикт
    Венедикт
    Виталий (Сидоренко Виталий Николаевич) 
    Год рождения 1928 
    День рождения 5 
    Месяц рождения 5 
    Место рождения Краснодарский край, с.Екатериновка 
    схиархимандрит 
    По другим сведениям О.Виталий родился 3 июня, в день Св.Троицы.
    Родился в бедной крестьянской семье. Когда мать носила его
    под сердцем, она молилась: "Господи, дай мне такое дитя, чтобы оно было
    угодно Тебе". И увидела во сне два ярких солнца. Она удивилась: "Откуда два
    солнца?". Ей ответил голос: "Одно солнце в твоем чреве". Когда восьмидневного
    младенца крестили, он все время улыбался, а в купели встал на ножки. Когда, на сороковой
    день мать принесла его в храм, священник занес младенца в алтарь и, почувствовав
    особую благодать, исходившую от него, положил его у Престола Божия на горнем
    месте. Из алтаря он вынес младенца и вернул матери со словами: Это дитя будет
    великим человеком". Дома мать неоднократно слышала чудное ангельское пение над
    колыбелью мальчика. О своих родителях о.Виталий вспоминал всегда с большой
    любовью и нежностью. Отец его погиб на фронте в Великую Отечественную войну.
    Мать свою о.Виталий всегда жалел за ее тяжелую жизнь и, хотя она часто била
    его в детстве, никогда не обижался на нее, считая это необходимой жизненной
    закалкой. В пятилетнем возрасте Виталий начал поститься: мяса не вкушал совсем,
    а в среду и пятницу отказывался от молочной пищи. При этом Виталий рос здоровым
    и резвым ребенком. В школе, как только он научился читать, его любимым чтением
    стало Евангелие. Он постоянно носил Евангелие с собой и читал его всем — ребятам
    в школе, деревенским старушкам. Позже Виталий стал просить людей давать ему
    читать "Жития Святых", а также другие книги. Днем читать было некогда — читал
    по ночам, и мать стала его ругать, что много фитилей и керосина сжигает. Тогда
    он стал украдкой читать на чердаке. В те юные годы он уже начал свой молитвенный
    подвиг. У него были свои уединенные места, где он любил молиться. Летом это было
    кукурузное поле или заросли камыша на реке, где заедали комары. Когда ему было
    лет 8–10, он вырыл в огороде яму и подолгу молился там.
    В колхозе Виталий начал работать с девяти лет, и хотя он любил трудиться и всякое
    дело у него в руках спорилось, кормильцем семьи, к великому огорчению матери, он
    так и не стал. Мало того, что за трудодни ему не платили, он еще и не всякий
    заработок принимал. Среди учеников и учителей своей школы Виталий без боязни
    продолжал свидетельствовать о Боге и не скрывал своих взглядов. Учителя побоялись
    держать такого ученика в школе и выгнали.
    С 14 лет он взял на себя подвиг странничества. Его положение странника сильно
    осложнялось тем, что Виталий сознательно отказался иметь какие-либо документы,
    в 16 лет порвав свой паспорт. В 16 лет он подвизался в Таганроге, где в то время
    жил слепой старец о.Алексей. Он благословил Виталия на монашеский подвиг и
    впоследствии говорил: "Я щенок против о.Виталия"
    ПЕРИОДЫ ЖИЗНИ[с 1948г.] [с конца 1950-х годов] [начало 1960-х годов] [до 1969г.] [1969-1975гг.] [1975-1992гг.]
      Служение
        Московская о., Свято-Троицкая Сергиева Лавра 
        Должность трудник 
        Год начала 1948 
        Год окончания 1948 
        Виталий поехал в Лавру сразу после ее открытия и трудился на восстановлении
        Лаврских стен. По существующим законам он не мог быть принят в число насельников
        без документов и опытные монахи посоветовали ему поехать в Глинскую пустынь,
        известную своими старцами
        Курская о., Глинская Рождество-Богородичная пустынь 
        Должность послушник 
        Год начала 1948 
        В Глинской пустыни духовным отцом Виталия стал о.Серафим (Романцов). Первый
        и главный урок, который получил Виталий в Глинской пустыни — это всецелое
        послушание старцам до полного отсечения собственной воли. Брат Виталий проходил
        в монастыре самые разные послушания. Был сторожем, работал в трапезной. Одно время
        нес послушание за свечным ящиком. После службы он считал выручку и
        возвращался поздно. Чтобы не судить братию, он ложился спать у дверей братского
        корпуса прямо на улице.
        Уже тогда в монастыре, Виталий выбрал путь смирения, часто граничащий с юродством.
        Например, всячески уничижая себя, он часто воздерживался от монастырской
        трапезы и ел отбросы. Его поступки были не всегда понятны, а иногда вызывали порицание,
        но искреннее смирение и полная его незлобивость не позволяли долго сердиться на него.
        Через некоторое время зажглась вдруг в его сердце непрестанная Иисусова молитва.
        Так за смирение и любовь он получил благодать самодвижной молитвы, которую многие
        ищут годами подвигов.
        Брат Виталий, не имевший даже прописки и живший в монастыре нелегально, был
        объектом особого интереса со стороны местных властей, за ним охотились. Старцы
        сочувствовали о.Виталию, по благословению отца-настоятеля Виталий некоторое время
        жил у его духовных чад на ближайшей станции Локоть или в г.Глухове в благочестивой
        семье Пискуревых, известной своим страннолюбием. Переждав таким образом опасность,
        он снова уходил в монастырь. Когда во второй половине 1950-х гг. контроль со стороны
        властей ужесточился, Виталий уехал в Таганрог
      Места проживания
        Донская о., г.Таганрог 
        Останавливаться Виталию приходилось в самых разных домах, куда приглашали. Видя
        его подвижническую жизнь, вокруг него стали собираться его будущие чада. Особенно
        сплотили паству совместные паломничества ко святым местам. Во время этих странствий
        брат Виталий, как мог, оберегал своих спутников от блюстителей "порядка". Он
        побеждал зло своим смирением, незлобием, искренней любовью ко всем людям без
        исключения. Иногда спасало юродство. Был случай, когда группа верующих
        возвращаясь из храма в г.Снежном Донецкой обл., столкнулась с милицией. Тогда
        о.Виталий, увидев около дома корыто с дождевой водой, не раздумывая лег в него
        во всей одежде и сапогах и стал плескаться. Милиционер испугался и закричал:
        "Скорее ведите больного домой, а то замерзнет!" В другой раз мотоцикл с
        вооруженными милиционерами остановился прямо перед о.Виталием, когда он шел с
        людьми. "Кто такие? Откуда? Документы!" Но он так ласково к ним обратился, что они
        были крайне изумлены. Поклонился, поцеловал их в плечи со словами: "Вы наши
        ангелы-хранители, наши защитники". Вся злоба их растаяла, и они, попросив его
        помолиться, уехали. Только спустя некоторое время он сказал: "А ведь они
        специально за мной ехали". Странствуя по России, брат Виталий ходил всегда
        в подряснике и с дорожным посохом — его невозможно было не заметить. И почти в
        каждом селении его поджидала милиция. Бывало, что его отвозили в участок и там
        били. "Вот, били в милиции, — писал он в письме, — учили, чтобы у меня не было
        лености. Всегда благодарите, и будете дети Божии".
        Много раз о.Виталию приходилось ночевать просто под деревом, а то и зарывшись
        в сугроб, чтоб преследователи не заметили черного подрясника. В те суровые годы
        странствований он простудился и заболел туберкулезом. В 1954г. в Таганроге его
        устроили в больницу. Врачи поставили диагноз — туберкулез в последней стадии.
        Начался распад легких. Надежд на выздоровление — никаких. Множество людей
        стремилось тогда посетить брата Виталия в больнице. Он же служил каждому,
        кому чем мог. Перед тяжело больными по ночам вставал на колени и молился. Несколько
        человек, которые попали в больницу после попыток покончить с собой из-за
        бедственного материального положения, получили от него деньги и вышли
        ободренными и утешенными. И Господь сотворил чудо — о. Виталий выжил
      Аресты
        В одном городе на о.Виталия донесли, и он попал в милюцию, а потом в тюремную
        камеру. В камере было несколько уголовников, от табачного дыма в камере
        стоял густой туман. Заключенные стали бить его кулаками и ногами так, что
        о.Виталий не помня как, очутился под нарами. По его воспоминаниям, он лежал
        на полу и молился. Дым от табака стал похожим на благоухание ладана. Через некоторое
        время его позвали: "Попик, а ну вылазь к нам — расскажешь что-нибудь". Он стал
        с ними беседовать, беседа дилилась целую ночь, заключенные стали каяться со
        слезами. Все это время за ними в глазок подсматривал дежурный. И наутро о.Виталия
        за эту беседу избили уже тюремные надзиратели.
        Однажды в Таганроге в милиции о.Виталий был избит так, что его отвезли в
        больничный морг. Врач осмотрел больного — пульс уже не прощупывался: "Что же
        мне написать в заключении? Вы же его убили!". В 12 часов ночи нянечка
        вдруг услышала, о.Виталий запел: "Христос воскресе из мертвых, смертию смерть
        поправ, и сущим во гробех живот даровав!". Она побежала к врачу, они пришли
        в морг а о.Виталий сидит среди мертвецов и поет пасхальный канон. Тогда его
        оставили на неделю в больнице, чтобы подлечить.
        Где бы ни странствовал брат Виталий, он всегда возвращался в Глинскую пустынь
        к отцу Серафиму, руководства которого строго держался
      Рукоположение
        рясофор 
        Место Курская о., Глинская Рождество-Богородичная пустынь 
        Кто рукоположил иеросхимонах Серафим (Романцов) и схиигумен Андроник (Лукаш) 
      Служение
        Курская о., Глинская Рождество-Богородичная пустынь 
        инок 
        Когда усилились слухи о закрытии Глинской пустыни, о.Серафим поехал на Кавказ.
        Вернувшись в Глинскую пустынь, о.Серафим решает направить на Кавказ брата Виталия.
        После рясофорного пострига он отправился в Сухуми, а оттуда в горную местность —
        Барганы. Кроме старцев об этом тогда не знал никто
      Места проживания
        Кавказ, Кутаисская о., местечко Барганы 
        Год начала 1958 
        В то время в горах подвизался один старый монах по имени Самон, бывший
        насельник Ново-Афонского монастыря. Узнав о твердом намерении брата Виталия и
        брата В., пришедшего из Москвы, подвизаться в пустыне, он по-братски принял их,
        предоставив им на первое время часть своей келии, а также снабдил на зиму
        картошкой. Они купили в городе по мешку пшеницы и овсянки, высушили две ноши груш
        и с таким запасом продуктов начали свое пустынническое житие. Келейное их правило
        начиналось в 4 часа утра и продолжалось до 11. Затем исполняли необходимые дела,
        обедали, и около 4-х часов начинали вечернее правило. В течение суток прочитывалось:
        Псалтирь, две главы Евангелия и две главы Апостольских посланий, акафисты Спасителю
        и Божией Матери, по четкам читали Пятисотницу. О.Виталий отличался крайней
        нестяжательностью — никогда не носил хорошей одежды, размера обуви не знал —
        носил, что было. Если монастырские друзья присылали хорошую одежду, он при первом
        же случае кому-нибудь ее дарил. Это его качество часто создавало неудобства и
        раздражало тех, кто жил с ним рядом, но не вошел еще в его меру нестяжания.
        После двухлетнего пребывания в пустыне создались некоторые неизвестные обстоятельства,
        по которым отец Серафим вызвал брата Виталия в Глинскую пустынь, срочно собрав
        деньги на его дорогу. Видимо, ему угрожала какая-то серьезная опасность
      Служение
        Курская о., Глинская Рождество-Богородичная пустынь 
        инок 
        Год окончания 1961 
        О.Виталий вернулся в горы перед самым закрытием Глинской пустыни, в 1961г.
      Места проживания
        Кавказ, межгорье реки Азанта 
        Год начала 1961 
        За время отсутствия о.Виталия, брат В. с двумя другими братьями освоили новое
        место, более пустынное и труднодоступное. Кроме монашеского подвига, приходилось
        терпеть нападки и со стороны внешнего врага — охотников из местного населения, а
        часто и попросту бандитов, жаждущих поживиться нехитрым имуществом пустынников.
        Видя, что молодой инок своим смирением без труда побеждает его козни, невидимый
        враг восстал на него через своих же собратье пустынников. Служа братьям своим,
        словно "купленный раб", он терпел от них всяческие поношения. Какую бы пищу ни
        приготовил Виталий — братья были недовольны, приготовленную им пищу выбрасывали.
        Когда он стал уставщиком и начинал читать во время богослужения, братия возмущались
        и даже останавливали службу. Но он все переносил безропотно и как будто даже
        искал поношения. Когда брату Виталию передавали о нем чьи-либо слова, будто он
        пребывает в прелести, или блудник, или подобные тому измышления, он отвечал
        обычно: "Да, правда. Этот брат видит все мои грехи, у него херувимские очи.
        Спаси его, Господи!" И посылал ему подарок или оказывал какую-либо услугу.
        Были такие братия, которые просто не могли видеть его подвиги. Побуждаемые
        врагом, они делали попытки избавиться от него, сбросив в пропасть или потопив
        в реке. Но Господь хранил своего избранника.
        Простые же люди, таганрогская паства потянулись к брату Виталию и в пустыню.
        Встретиться с ним они могли на Амткельском озере, в ближайшей к селениям
        пустыньке, где жили монахини. Спускаться с крутых гор, пересеченных горными
        потоками вод, было не просто, но он делал это ради утешения скорбящих.
        После закрытия Глинской пустыни, о.Серафим приехал в Сухуми и служил
        в городском кафедральном соборе. Сюда по большим праздникам пустынники приходили
        на исповедь и ко Святому Причастию
      Рукоположение
        монах 
        Венедикт 
        Место Кавказ, межгорье реки Азанта 
        Кто рукоположил игумен Мардарий 
        О.Виталий заболел настолько серьезно, что братия опасались за его жизнь, и зная
        о его желании принять монашество, они решили постричь его в мантию.
        Испросить благословения о.Серафима не было возможности, т.к. реки сильно
        разлились, а состояния о.Виталия было слишком тяжелым.
        Когда о.Серафим узнал, что Виталия постригли без его ведома и благословения,
        он первое время делал вид, что сердится на него. Так столь желанное монашество
        доставило брату Виталию новые скорби и утешения
        схимонах 
        Виталий 
        Принял схиму тайно в середине 1960-х гг.
      Места проживания
        Кавказ, межгорье реки Азанта 
        Год окончания 1969 
        В середине 1960-х годов слух о поселившихся в горах монахах стал распространяться
        среди местного населения, и скоро об этом узнали в органах внутренних дел. С
        вертолетов были обнаружены келии и огороды пустынников, и через некоторое время
        оперативная группа КГБ арестовала всех монахов и вертолетом доставила в Сухуми.
        Но о.Виталия в это время в пустыне не было: он спустился в селение Амткел
        к приехавшим паломникам. После этих событий о.Серафим не благословил его
        возвращаться в пустыню, а отправил в Тбилиси к владыке Зиновию. Так закончилось
        почти десятилетнее пребывание о.Виталия в пустыне, по которой он тосковал и
        плакал всю жизнь
      Места проживания
        Тбилиси 
        Год начала 1969 
        Год окончания 1975 
        В Тбилиси о.Виталий пришел в русский православный храм св.Александра Невского
        как был, в обносках. Владыка Зиновий благословил сжечь все, что было на нем и
        одеть чистое. Когда с него снимали залатанный подрясник, то обнаружили вросшие
        в тело вериги. Снять он их с себя долго не соглашался, и сделал это лишь
        под страхом отлучения от Св.Причастия. О.Виталий попал в атмосферу
        духовной любви под непосредственное попечения старца-святителя Зиновия, бывшего
        ранее насельником Глинской пустыни, прошедшего лагеря.
        Отсутствие документов и невозможность из-за этого получить временную прописку
        крайне осложняло о.Виталию положение на новом месте. Пять лет он прожил тайно
        в разных грузинских семьях, изредка появляясь только в Александро-Невском
        храме на богослужении
      Рукоположение
        схииеродиакон 
        1975 
        Место Тбилиси, церковь св.кн.Александра Невского 
        Кто рукоположил епископ Зиновий (Мажуга) 
        иеросхимонах 
        1976 
        День 2 
        Месяц 1 
        Место Тбилиси, церковь св.кн.Александра Невского 
        Кто рукоположил епископ Зиновий (Мажуга) 
      Служение
        Липецкая о., с.Бурдино, Покровский женский монастырь 
        иеросхимонах 
        Год начала 1976 
        Однажды о.Виталия посетили прихожане Вознесенского храма с.Бурдино. Приехали
        они к нему со своей скорбью — храм, возвращенный верующим в 1945г., долгие годы
        стоял полуразрушенным, службы проходили редко. После их отъезда владыка Зиновий
        благословил о.Виталия и матушку Марию ехать в Бурдино и помочь восстановлению храма.
        Узнав об этом, за батюшкой потянулись и его духовные чада из разных уголков России.
        Живо откликнулось и местное население, хотя время было такое, что не то что строить,
        ходить в храмы открыто нельзя было. Начало трудам положил о.Виталий. Он отнес в
        храм все иконы из своего святого угла, поставил в центре двухметровую восковую
        свечу за тех, кто помогал строительству, и благословил верующих читать акафисты
        и Псалтирь. Местные власти испугались возрождения храма, при котором стала быстро
        расти монашеская община, но запретить не могли — храм строился помимо их
        разрешений и запретов каким-то необъяснимым образом. Нужны были кирпич, вода,
        цемент — машины сами шли к храму и водители предлагали: Кирпич нужен?", — а
        директор совхоза присылал в цистернах воду, остановив даже строительство клуба.
        Так в святом месте был возрожден дух монашеской жизни (здесь и ранее был
        монастырь, упраздненный во времена Екатерины II). Собралось множество сестер,
        только в одном хоре было около сорока человек, многие из них приняли здесь постриг.
        Церковные службы привлекали множество людей, за духовным окормлением в Бурдино
        стали приезжать из разных уголков России.
        В 1977–1979гг. на отдых летом в Бурдино приезжал владыка Зиновий. Он поселился
        как и о.Виталий на самой окраине села, в уединенном месте
        Тбилиси, церковь св.кн.Александра Невского 
        иеросхимонах, схиигумен, схиархимандрит 
        Год начала 1976 
        Год окончания 1992 
        О.Виталий в штате храма не состоял, но иногда служил в нем. Впоследствии из любви к людям,
        ищущих духовного руководства ко спасению, он согласился добывать документы и
        когда, с большим трудом, удалось сделать это, люди могли уже свободно его посещать.
        Когда о.Виталий не имел возможности бывать в храме, то по благословению митр.Зиновия
        совершал Литургию у себя в комнате, где были свой домашний Престол и жертвенник.
        В храм же он приходил задолго до начала Литургии, проскомидию совершал с вечера, чтобы
        успеть вынуть множество частиц за живых и усопших. Как-то он сказал, что когда
        вынимает частицы, то видит всех, кого поминает, и просил никому не рассказывать до
        его смерти. Помянники о.Виталия включали сотни людей. Список о упокоении начинался с
        князей с древнейших времен, особо были выделены убитые в советские годы архиереи
        и священнослужители. Рядом с именами поминаемых о здравии батюшка часто писал
        название города, откуда они. География его духовничества — это Росиия, Украина, Грузия,
        Эстония, Польша, США... Однажды о.Виталию явился бес и сказал: "Я тебе отомщу
        за Синодик". Месть последовала через близких ему людей. О.Виталия не понимали,
        некоторое время даже считали еретиком, вычеркивали из помянников, обвиняли
        в колдовстве и т.д. Но батюшка не обижался на оскорбления, а искренне жалел
        своих обидчиков, когда Господь наказывал их за клевету и зависть болезнями и
        скорбями.
        Когда о.Виталий проводил исповедь в храме, он вставал на колени перед
        исповедником и со слезами начинал каяться в его грехах, переживая их как свои
        собственные: " Я, грешный Венедикт, не почитаю родителей, пью водку, мужу
        изменяю..." Глубина его покаяния вызывала ответное чувство. У людей в душе
        все переворачивалось, слышались рыдания. Над каждой душой о.Виталий много
        трудился. Он любил каждого человека в том состоянии, в котором тот пребывал.
        "Молитва Батюшки из ада вырвет!" — такова была вера его духовных чад. И он
        вымаливал человека, каких бы трудов ему это не стоило. Даже зная волю Божию
        об этом человеке, он имел дерзновение умолять Всевышнего даровать прощение или
        облегчить участь несчастного. Непрестанная молитва не угасала в его сердце,
        чем бы он не был занят, с кем бы не говорил. Однако ночные часы он посвящал
        сугубой молитве, когда его никто не видел, он падал ниц пред Господом,
        распластавшись на полу словно живой крест. Когда он узнавал из "Новостей", что
        где-то произошла катастрофа или несчастный случай унес человеческие жизни,
        он записывал число погибших и ставил свечи о упокоении этих незнакомых ему людей,
        за каждого клал земной поклон. А среди погибших были и мусульмане, и протестанты,
        и неверующие — о.Виталий молился за всех, ибо любовь его к людям была всеобъемлющей
      Места проживания
        Тбилиси, пос.Дидубе 
        Год окончания 1992 
        О.Виталий с келейницей матушкой Марией поселился на самой окраине города в маленьком
        домике, который был поделен на две половины — мужскую и женскую. Здесь-то и
        останавливались те, кто приезжал к батюшке из разных уголков России. Получить
        духовное наставление, утешение, облегчить свою совесть в таинстве покаяния,
        поведать свои скорби и просто за советом к старцу ехали и священники, и
        монахи и миряне. В день, бывало, приезжало человек тридцать. К нему приезжали
        люди со всей страны и из-за границы. Одни хотели узнать волю Божию в затруднительных
        жизненных обстоятельствах, другим был необходим добрый совет и наставление, иной
        спешил очистить душу покаянием, а кто-то жаждал утешения в скорби. Здесь не
        было деления на плохих и хороших, на ученых и неграмотных — все были равны,
        никого не обделял о.Виталий своим внимание, всех встречал улыбкой и земным
        поклоном. Потом начиналась беседа. О.Виталий садился на пол, а чада
        устраивались вокруг него. От себя он не говорил ничего, а любил читать вслух
        писания Святых Отцов. Как вспоминали чада, "разговор с о.Виталием — это ответы
        на вопросы, которых не задаешь. Хотя он говорил сразу со многими людьми, ты
        всегда понимал, что предназначалось именно для тебя". Господь даровал о.Виталию
        такую память, что он помнил всех, кто хоть раз приезжал к нему, и даже их
        родственников. Сам за свою жизнь никого не осудив, о.Виталий сразу пресекал
        недовольство другими, если оно у кого-то возникало. Особенно строг был о.Виталий
        к тем, кто дерзал осуждать священство. Сам батюшка являл собой пример того, как надо
        относиться к архиереям, Святейшему Патриарху и священству вообще. Это было не
        простым почитанием высшей церковной власти, это был благоговейный страх перед
        святостью сана и одновременная искренняя любовь к ним, как носителем Божественной
        благодати. О.Виталий всегда требовал, чтобы ничего не делалось без его благословения.
        Ослушание же старческого благословения приводило к большим неприятностям.
        Здесь совершались и тайные постриги, название у тайной обители было двойное
        "Святорусско-Иверская женская обитель во имя Боголюбско-Взыскание погибших
        Матери Божией". Так назвали ее владыка Зиновий и отец Виталий. Постриженницы
        жили в Тбилиси, Таганроге, Новосибирске, Донецке, Сухуми, Перми, Одессе,
        Воронеже, на Дальнем Востоке, Донбассе, Сибири... Жили в основном в миру,
        каждая выполняя свое послушание и служа ближним на своем месте. Все постриги
        на Дидубе совершал о.Виталий по благословению владыки Зиновия. Он же и нарекал
        имена постриженным. Сам владыка от рук о.Виталия тайно принял схиму с именем Серафим.
        Умирая владыка передал своих духовных чад о.Виталию. Самого о.Виталия владыка
        передал Святейшему Патриарху Грузии со словами: "Ваш — старец Святейший Илия,
        он мой сын, он хороший". И не благословил никуда уезжать из Северной Иверии.
        Во время военных действий в Тбилиси и войны Грузии с Абхазией о.Виталий отдавал
        все свои силы на молитву о спасении Иверской страны. По свидетельству монахинь,
        живших с ним в это время, он каждый час иконой благословлял все стороны, ограждая
        Тбилиси от всяких бедствий. В дни вооруженного конфликта вблизи ж-д станции
        Дидубе стоял состав вагонов со снарядами, который стал мишенью для боевых
        ракет. Огненные взрывы застилали небо, казалось, что весь поселок будет
        уничтожен в огне. О.Виталий взял Феодоровскую икону Богородицы и пошел
        в конец улицы на высокое открытое место, откуда была видна вся страшная картина
        обстрела. Высоко подняв икону, он едва успевал крестить ею смертоносные снаряды,
        которые взрывались в воздухе в стороне от поселка, не причиняя вреда людям.
        Когда началось братское кровопролитие, он молился по ночам, стоя на камне, прося
        Господа сохранить святую Иверию и паству Христову, взял подвиг молчания и
        воздержания в пище, вкушая хлеб и воду, а иногда отказываясь от нее совсем.
        Вообще, батюшка питался самой простой пищей, даже когда приезжали архимандриты
        и епископы, им подавали ту же пищу, какую ели все, и посуда была самая дешевая.
        "Надо всю жизнь учиться смирению", — говорил о.Виталий. Еще он не позволял
        выбрасывать продукты, даже испорченные, и съедал их, несмотря на больной
        желудок, показывая как надо дорожить даром Божиим. Он хранил свою совесть не
        только по отношению к Богу и ближнему, но и по отношению к вещам.
        Среди многих дарований, которыми старец Виталий, особенно выделялась его
        способность прозрения как будущих, так и свершившихся уже событий. О.Виталий
        душою всегда пребывал со своими чадами, где бы они не находились. В одном письме
        он прямо пишет: "С вами некто часто бывает, смотрит, что вы делаете, плачет, да
        спасутся души ваши". Батюшка всегда знал, кто к нему едет и как ведет себя в
        дороге. Нередко для о.Виталия были открыты и будущие события. Он многое предвидел
        в судьбах своих духовных чад, предостерегал их от возможных неприятностей, готовил
        к переменам в жизни. Старец старался не обнаруживать перед людьми своего
        молитвенного предстательства за болящих. Исцеления часто происходили через пищу,
        которую он благословлял, помазание освященным елеем, от воды из святых источников
        Московская о., г.Загорск (ныне Сергиев Посад), ул.Бульварная 
        Год начала 1979 
        Месяц начала 5 
        Год окончания 1881 
        В конце 1970-х гг. у о.Виталия обострилась желудочная болезнь и открылась
        язва желудка. Он никогда не жаловался, по-прежнему оставаясь радостным, мирным,
        отзывчивым на чужую боль. И если бы не настояния матушки Марии и многочисленных
        чад, он не стал бы лечиться. Решено было поехать в Россию. Приютил о.Виталия
        архимандрит Иннокентий (Проосвирнин), знавший старца по Тбилиси. Здесь он нашел
        заботу о своем здоровье, домашнее тепло. Приходили врачи, обследовали, назначали
        лечение, но выздоровления не наступало. Была необходима операция. По свидетельству
        оперировавшего о.Виталия хирурга операция была сложной, пришлось удалить 2/3
        желудка, из врачей мало кто верил, что батюшка выживет. После операции он
        провел в реанимации 5 дней. Когда его перевели в палату, его пришел навестить один
        епископ. О.Виталий ему рассказал, что в эти дни он был восхищен на Небо, но пришла
        Царица Небесная и сказала: "Возвратись на землю, ибо слезы омочили все".
        Находясь в больнице, о.Виталий не оставлял своей заботы о ближних и продолжал
        служить каждому, чем мог. Если в отделении был тяжелый больной, он ночью становился
        перед его кроватью и молился. Если видел на больном окровавленную рубашку, он
        снимал с себя чистую и надевал на него. Помогая нянечкам развозить по палатам еду,
        незаметно отдавал свою порцию кому-либо из больных, несмотря на то, что сам
        нуждался в усиленном питании. Все, что ему приносили, раздавал, даже лекарства.
        Чтобы быть под наблюдением врачей после выписки из больницы, о.Виталий остался
        пожить еще некоторое время в Сергиевом Посаде. В это время старца посещали и
        насельники Лавры и миряне, потянулись и жители Москвы
    Кончина
      1992 
      День 1 
      Месяц 12 
      Место Тбилиси 
      Место захоронения Тбилиси, напротив алтаря церкви св.блгв.кн.Александра Невского 
      Примерно за две недели до смерти о.Виталию был явлен мир горний, он рассказал
      об этом духовным детям, приехавшим из Таганрога. За девять дней до смерти его
      частично парализовало, у него отнялась речь. Все это время у него было заметно
      ощущение внутренней радости. Он постоянно молился, четки из рук не выпускал,
      часто крестился. В течение этих дней старец ежедневно принимал Святые Дары.
      Все это время Святейший Патриарх постоянно укреплял о.Виталия и его чад,
      приезжая или присылая что-нибудь. За день до смерти ему явилась Матерь Божия.
      До последних своих минут он не переставал благословлять духовных чад, находившихся
      около него и приезжавших к нему. Скончался он тихо в 18 часов 45 мин.
      Гроб с телом схиархимандрита Виталия поставили в храме св.кн.Александра
      Невского. Народ шел прощаться со своим пастырем в течение нескольких дней.
      Несмотря на сложившуюся в то время тяжелую военно-политическую ситуацию в Грузии,
      приехали его духовные чада из России, Украины, многие добрались чудом...
      5 декабря в день погребения старца всеми ощущалось состояние духовного
      подъема. Чин отпевания при большом стечении верующего народа совершил
      Святейший Католикос-Патриарх всея Грузии Илия II, в сослужении причта
      Александро-Невского храма, тбилисского клира и священнослужителей, приехавших
      из России и Украины.
      После погребения о.Виталия на его могилку стали ходить не только его духовные чада,
      но и те, кто не знал старца при жизни. По его молитвам совершались и совершаются
      случаи благодатной и чудесной помощи
    Публикации 
      О жизни схиархимандрита Виталия. Воспоминания духовных чад. Письма. Поучения. М.: Новоспасский монастырь, 2002. 206с. 

(c) ПСТГУ. Факультет ИПМ