Новомученики, исповедники, за Христа пострадавшие в годы гонений на Русскую Православную Церковь в XX в.
(с) ПСТГУ, ПСТБИ (с) Братство во Имя Всемилостивого Спаса
Home page NIKA_ROOT INDEX ФИО Четверухин Илья Николаевич Дела o13.555 => o13.555 Фотографии
1 Фотоальбом Фотоальбом o13-555b.jpg Дела o13.555 => o13.555 ПЕРИОДЫ ЖИЗНИ
2
Места заключения
    Места заключения
    Москва, Бутырская тюрьма 
    Год начала 1930 
    День начала 26 
    Месяц начала 10 
    Год окончания 1930 
    День окончания 5 
    Месяц окончания 12 
    В период следствия содержался в Бутырской тюрьме. 5 декабря 1930г. о.Илья был
    этапом отправлен в лагерь. В этот день прихожане видели его последний раз
    Пермская о., лагерь на реке Вишере (ныне г.Красновишерск) 
    Год начала 1931 
    Год окончания 1932 
    Из лагеря он писал родным о своей жизни: "Сплю на верхних нарах. В моем
    распоряжении 2,5 аршин длины и 3,5 аршин ширины. Тут и все мое имущество,
    которое частью висит и лежит над головой. Работаю по пять дней. Шестой день —
    выходной. Работаю по 8–9 часов в день. Одну пятидневку с 8 часов утра до 4 часов
    дня, другую с 4 часов дня до 12 часов ночи, третью — с 12 часов ночи до 8 часов
    утра. Раньше работал землекопом (9 дней), чернорабочим на стройке (9 дней),
    теперь рабочим на лесопильном заводе при ящичной мастерской... Моя работа —
    выгребать опилки из-под машин, выносить вон отрезки досок... Работа не тяжелая,
    но очень утомительная, потому что продолжается без малейшего перерыва, все
    время на ногах, в движении и напряжении, и много приходится нагибаться к полу,
    что вызывает во мне пот и одышку. Я очень похудел, говорят — осунулся, но
    привык к физическому труду, и мне теперь стало легче, чем было сначала. Ко мне
    в мастерской и в роте относятся хорошо, с уважением, даже с приязнью. Спасибо
    добрым людям!". Работа была настолько утомительная, что однажды о.Илья в изнеможении
    упал на опилки и уже не смог сам подняться. Его отправили в больницу, где он
    пробыл две недели, потом сразу в командировку в Буланово, за 54 км. Весь путь
    заключенным пришлось сделать за одни сутки. Под конец пути о.Илья падал
    в снег через каждые 5 шагов, других тащили под руки конвоиры. В Буланово
    о.Илья сначала вместе со всеми валил лес, затем ему дали канцелярскую работу.
    После этой командировки он снова оказался на общих работах. Однажды ночью,
    после совершенно непосильной работы, он в глубокой тоске возопил ко Господу:
    "Господи, Пресвятая Богородица, святитель Николай, я всегда вам молился, и вы
    мне помогали, а теперь вы видите, что я совсем изнемог, что я готов умереть на
    этой непосильной работе, и вы меня забыли... Или мне больше уж вас не просить
    ни о чем?" и горько заплакал. Но к утру вдруг душа снова замолилась, смягчилось
    сердце, и снова явилась преданность и вера в Промысел Божий. И произошло чудо.
    Утром на перекличке батюшку потребовали для написания отчета о работе в Буланово,
    и он был избавлен от непосильного труда. Затем о.Илья работал помощником
    делопроизводителя в больнице Вишерского химического завода, а также выполнял
    обязанности санитара, регистратора и т.д. Эта работа была
    тоже очень тяжелая: с 9 часов утра до 9 вечера, и позже. Все — и начальство,
    и сестры, и санитары, — ценили о.Илью и любили его. Духовником о.Ильи на
    Вишере был архимандрит Донского монастыря о.Архипп. Когда к нему приезжала на
    свидание жена, он сказал ей на прощание: "Ты в своих письмах часто занимаешься
    совершенно бесполезным занятием: считаешь дни, сколько прошло со дня нашей
    разлуки и сколько еще осталось до дня моего возвращения домой. Я этого не жду...
    Мне, вероятно, дадут еще три года. Здесь я прохожу вторую Духовную Академию,
    без которой меня не пустили бы в Царство Небесное. Каждый день я жду смерти и
    готовлюсь к ней". Лагерные условия так отражались и преломлялись в его душе,
    что в результате он всегда чувствовал на себе милость и любовь Божию, дивный
    Его Промысел, и потому делался ближе к Богу и любил Его все больше и больше.
    По словам Евгении Леонидовны, он чувствовал себя в лагере подобно живущему
    в монастыре: "Ведь тут как раз упражняешься в тех добродетелях, которые
    требуются от монаха: полное отречение от своей воли, нестяжание и целомудрие".
    В августе 1932г. о.Илья был вновь переведен на общие работы

(c) ПСТГУ. Факультет ИПМ