Новомученики, исповедники, за Христа пострадавшие в годы гонений на Русскую Православную Церковь в XX в.
(с) ПСТГУ, ПСТБИ (с) Братство во Имя Всемилостивого Спаса
Home page
[back][up level][first][previous][next][last]
NIKA_ROOT INDEX
ФИО
Розенберг Эдуард (Федор) Карлович
    Розенберг Эдуард (Федор) Карлович 
    Год рождения 1903 
    Место рождения Санкт-Петербургская губ., Новый Петергоф 
    В православии его имя — Федор.
    Сын немца, директора императорской аптеки в Петергофе. Мать его была финка,
    сперва — лютеранка, потом перешла в православие. У него был брат Владимир.
    Эдуард учился в петергофской гимназии. Из воспоминаний его друга, Д.С.Лихачева:
        "Когда после 1917г. аптека из "императорской" стала заурядной, городской,
         и у отца убавилось жалования, Феде пришлось, еще учась в Петергофской
         гимназии, зарабатывать на жизнь ночными дежурствами на телеграфе. Жизнь
         осложнялась еще ссорами отца с матерью, которая перешла в православие...
         По окончании гимназии, ставшей "единой и трудовой" советской школой,
         Федя нанял с братом две комнаты в Ленинграде на Зверинской улице и стал
         работать в Финансовом управлении на Канале Грибоедова,... помещавшемся
         в здании бывшего Государственного банка..."
    ПЕРИОДЫ ЖИЗНИ[до 1932г.] [с 1932г.]
      Образование
        Институт Истории Искусства
        Студент (вольнослушатель?) Института Истории Искусств в Ленинграде
      Места проживания
        Ленинград 
        Год окончания 1928 
        День окончания 8 
        Месяц окончания 2 
        Э.К.Розенберг был прихожанином Никольской церкви на Петровском Острове.
        Работал в финансовом налоговом управлении.
        В свободное время он ходил на лекции и заседания в Институт истории
        искусства на Исаакиевской площади.
        На Церковной ул., д.12, каждую среду собирался религиозно-философский кружок
        профессора Ивана Михайловича Андреевского, носивший полусерьезное название
        "Хельфернак", т.е. "Художественно-литературно-философско-религиозно-научная
        академия".
        Туда приходили и школьники, и студенты, и профессора университета.
        Э.К.Розенберг, В.Т.Раков, Д.С.Лихачев посещали этот кружок, делали доклады,
        участвовали в дискуссиях на разные темы. В 1925г. этот кружок был закрыт.
        После этого Э.К.Розенберг, В.Т.Раков, Д.С.Лихачев и другие стали участниками
        "Братства прп.Серафима".
        В 1927г. часть членов "Братства прп.Серафима" из числа студенческой молодежи
        и их друзья организовали шуточную "Космическую Академию наук" ("КАН").
        Э.К.Розенберг возглавлял в "КАН" "кафедру лингвистики".
        В 1927г. Эдуард перешел из лютеранства в православие с именем Федор.
        Из воспоминаний Д.С.Лихачева:
            "Моим самым большим и, пожалуй, единственным настоящим другом был
             Эдуард Карлович Розенберг. Самый жизнерадостный и веселый человек,
             которого я только знал.
             Он был среднего роста с большой головой и большими ступнями ног...
             А на большой голове с большим умным лбом лицо излучало с трудом сдерживаемую
             улыбку. Он улыбался не только губами, но всем лицом...
             Он был великим мистификатором, создателем нашей второй жизни в Космической
             Академии — с гимном, гербами..., совместными прогулками, культом
             пушкинского Лицея. Один из наших "конференц-залов" помещался
             на Лицейской улице, а обещать друг другу вечную дружбу мы ходили
             на Парнас в Александровском парке в Царском Селе...
             Он изучал самостоятельно латынь и греческий..., легко знакомился, легко
             переносил тяготы своей неустроенной жизни, а тягот у него было много,
             и наиболее тяжелая — нараставшая глухота...
             Эдуард не был похож на немца — разве только своей необыкновенной, чисто
             немецкой, аккуратностью. Зато его старший брат Вольдемар (Володя) был
             немцем и по внешности, и по привычкам. Был брат заядлым яхтсменом, что
             позволило ему стать перед арестом преподавателем парусного дела
             в каком-то мореходном училище...
             Именно в этот период (примерно в 1926г.) по его идее и его инициативе
             стала организовываться Космическая Академия Наук — шуточный кружок
             восьми друзей, к которым присоединился я уже в 1927г. ...
             Веселые люди часто бывают поверхностными. Федя не был поверхностным.
             Он в высшей степени серьезно относился к своей и окружающей жизни,
             любил помогать. Его касались все мелочи. В частности, когда я стал
             семейным человеком, он очень хотел, чтобы мы пожили на даче...,
             подыскивал нам дачу в немецких домах Старого Петергофа в Луговом парке.
             Мы с Зиной ездили смотреть одно из таких предложений...
             Другой раз мы ездили с ним и с Михаилом Ивановичем Стеблин-Каменским
             в Новгород... к Николе Липному, в Хутынь, ходили в Волотово,
             в Юрьев монастырь...
             Ходил он на заседания Хельфернака к И.М.Андреевскому, а в
             дальнейшем и на заседания "Братства Серафима Саровского".
             Его мать, перешедшая в православие, к этому времени умерла, и он тяжело
             переживал свое сиротство.
             Естественно, что Федя интересовался вопросами веры, к тому же в период
             усилившихся гонений на Церковь.
             В 1927г. Федя решил принять православие. Для этого не надо было креститься
             вновь, достаточно было совершения чина миропомазания.
             Ясно помню его в церкви Дома для престарелых артистов на Петровском
             острове, где служил всеми нами любимый отец Викторин, причисленный
             к лику святых Зарубежной Церковью после своей мученической кончины
             в Сибири. Федя страшно волновался, не мог расшнуровать ботинки, чтобы
             отец Викторин помазал миром его ноги.
             Имя Федор ему было дано случайно самим отцом Викторином. Мы звали его
             тогда Эдей, а отцу Викторину послышалось Федя. Имя Федор необыкновенно
             подошло к Эдуарду...
             Федя усердно посещал православные службы, знакомые ему с детства.
             Всегда искренний до предела, он не скрывал своего перехода в православие
             на работе. Софья Марковна Левина, его сослуживица, охотно перепечатывала
             для Братства все церковные материалы — в частности, и "Послание
             соловецких епископов"..."
      Аресты
        Ленинград 
        Год ареста 1928 
        День ареста 8 
        Месяц ареста 2 
        Ф.К.Розенберг был арестован как "член Братства прп.Серафима Саровского" и "КАН"
      Осуждения
        Коллегия ОГПУ 
        09 /10 /1928 
        Обвинение "член Братства прп.Серафима Саровского" 
        Приговор  5 лет концлагерей 
        Групповое дело "Дело Андреевского Ивана Михайловича и др., г.Ленинград, 1928г." -> 
        Архив УФСБ СПб и ЛО. Д.П-81213.
        9 октября 1928г. Ф.К.Розенберг был приговорен к 5 годам концлагерей и отправлен на Соловки
        вместе с другими арестованными по делу (среди них были Д.С.Лихачев, И.М.Андреевский
        В.Л.Комарович, В.Т.Раков и др.)
      Места заключения
        Ленинград, ДПЗ на Шпалерной, камера на 5 этаже 
        Год начала 1928 
        День начала 8 
        Месяц начала 2 
        Год окончания 1928 
        Архангельская о., Соловецкий лагерь Особого назначения, Попов Остров 
        Год начала 1928 
        Год окончания 1931 
        Из воспоминаний Д.С.Лихачева:
           "На Соловках мы с Федей жили вместе в соловецком кремле, сперва в одних
            ротах (13-й, 14-й и 3-й), а потом и в одной камере. Он рано уходил на
            работу и поздно возвращался. Я тоже много работал. Случалось, что мы
            не виделись друг с другом по несколько дней. Мы берегли время, чтобы спать.
            Приходилось переписываться друг с другом, и Федя всегда находил оригинальные
            способы этой переписки. То он, возмущенный моей неаккуратностью, писал на
            оставленной немытой моей эмалированной кружке прямо по налету от какого-то
            плохого чая: "Моется только чаем". То я получал приколотую к одеялу шуточную
            записку в стихах...
            Федя работал под началом главного бухгалтера Соловецкого сельхоза владыки
            Виктора (Островидова), которого он ласково называл "владычкой" и который
            отвечал Феде тоже любовью. Иногда "владычке" удавалось выписать Феде
            зеленого лука или немного сметаны. Федя неизменно делился этим и со мной,
            и с некоторыми другими обитателями нашей камеры...".
        Однажды Э.К.Розенберг с "кановцем" В.Т.Раковым перетащили заболевшего тифом
        Д.С.Лихачева в лазарет, где работал их "одноделец" — И.М.Андреевский,
        и тем спасли его от смерти
        Белбалтлаг, г.Медвежьегорск 
        Год начала 1931 
        Год окончания 1932 
        Впоследствии "кановцы" были переведены на материк, в Белбалтлаг близ
        г.Медвежьегорска, устроенный для строительства Беломоро-Балтийского канала.
        В конце 1932г. Э.К.Розенберг был освобожден
      Места проживания
        Ленинград 
        Год начала 1932 
        Год окончания 1937 
        Из воспоминаний Д.С.Лихачева:
            "Когда мы оба вернулись с Беломоробалтийской стройки в Ленинград,...
             Федя приходил к нам очень часто. Часто приходили Валя Морозова, Володя
             Раков, сестра Толи Тереховко Зоя, дядя Коля, дядя Вася и многие содельцы.
             Федя вносил оживление, рассказывал о книжных новинках, читал стихи...,
             но продолжалось это недолго. Началась выдача паспортов.
             Не дали паспорта Феде, Толе Тереховко, Володе Ракову..."
        Мурманск 
        Год начала 1937 
        Из воспоминаний Д.С.Лихачева:
            "Федя уехал в Мурманск, где его устроила на работу Софья Марковна Левина,
             ... Володя Раков в Петрозаводск. Стало опасным собираться,
             особенно бывшим однодельцам...
             Вскоре, однако, Федя и Софья Марковна вернулись в Ленинград"
        Ленинград 
        Из воспоминаний Д.С.Лихачева:
            "Во время блокады у нас уже не было сил навещать друг друга...
             Мы расстались не простившись.
             Федю, несмотря на глухоту, забрали в какое-то "латышское" ополчение,
             откуда его все же вскоре освободили".
             После войны мы с Зиной сильно нуждались в деньгах и брали всякую работу в
             издательстве...
             Федя, имевший какое-то отношение к изданиям Финансового института,
             подкармливал нас, давая возможность прирабатывать на корректуре"
        Ленинградская о., г.Луга 
        После войны его снова выслали из Ленинграда, и ему пришлось уехать на какое-то
        время в Лугу.
        Из воспоминаний Д.С.Лихачева:
            "В Феде было редкое сочетание — веселости, доходящей иногда до легкомыслия,
             и исключительного трудолюбия, чувства долга. Он засиживался иногда
             на работе допоздна и вместе с тем находил время для шутки.
             В нем был дух коллекционера...
             С Соловков Федя вывез все номера вышедших при нас журналов "Соловецкие
             острова", акварели украинских художников Петраша и Вовка,
             рисунки П.Ф. Смотрицкого, соловецкие денежные квитанции и соловецкие
             копейки, различные бланки, справедливо полагая, что все это в будущем
             будет представлять большую ценность.
             Однако, когда Федю в какие-то годы после войны стали снова высылать
             и ему пришлось одному уехать в район Луги, они с Софьей Марковной
             решили уничтожить все эти материалы.
             Осталась у меня только одна акварель не то Вовка, не то Петраша,
             изображающая вид из окна Н.Н.Виноградова на Соловках.
             На гроши ему удалось построить в Луге дом. Туда к нему приезжали
             Дмитрий Павлович Каллистов и Аркаша Селиванов ("Аркашон", как мы его
             звали), но я так и не успел, о чем очень жалею...".
        Потом Ф.К.Розенберг вернулся в Ленинград
        Ленинград (Санкт-Петербург) 
        Из воспоминаний Д.С.Лихачева:
           "Федя уже не был прежним: он стал очень раздражительным из-за глухоты,
             да и из-за всего пережитого. Он стал много курить, у него начал развиваться
             рак легких... Мучился он невероятно...
             Хоронили его на Серафимовском кладбище.
             Загубленный талантливый и добрый человек!"
    Кончина
      Место Ленинград (Санкт-Петербург) 
      Место захоронения Ленинград (Санкт-Петербург), Серафимовское кладбище 
    Публикации ->

(c) ПСТГУ. Факультет ИПМ

  SWITCH TO COPY/SCAN URL