Новомученики, исповедники, за Христа пострадавшие в годы гонений на Русскую Православную Церковь в XX в.
(с) ПСТГУ, ПСТБИ (с) Братство во Имя Всемилостивого Спаса
Home page
[back][up level][first][previous][next][last]
NIKA_ROOT INDEX
ФИО
Вениамин (Троицкий Александр Васильевич)
    ( * ) Вениамин (Троицкий Александр Васильевич) 
    Год рождения 1901 
    День рождения 30 
    Месяц рождения 8 
    Место рождения Тверская губ., г.Торжок 
    епископ 
    По источникам [3] и [4] — место рождения: Тверская губ., Новоторжский у., с.Тысяцкое
     — неверно, так же как и год рождения — 1896.
    Родился в семье священника Троицкого Василия Иосифовича (1868–1918) и его супруги
    Анны Ивановны (1868–1918). Отец будущего священномученика в 1884г. окончил Московскую
    Духовную Академию. С начала 1890-х гг. и до 1897г. служил в Смоленской церкви
    с.Тысяцкого Новоторжского уезда Тверской губ. В это время у них в семье было
    еще только двое детей: сын Михаил (будущий протоиерей, священномученик,
    1890–1938) и Петр (в будущем иеромонах Павел, 1894–1991). В августе 1897г.
    семья переехала в г.Торжок, где о.Василий поступил служить священником Троицкой
    (не кладбищенской) церкви. В этой церкви и был 3 сентября 1901г. крещен
    младенец Александр. Крестными были его брат Михаил и Анисья Александровна
    Преображенская (жена священника села Дарьино Старицкого уезда).
    Крещение совершил священник села Дальне-Троицкого о.Александр Преображенский
    с псаломщиком Михаилом Веревкиным.
    В 1903г. в семье родилась дочь Елена (1903–1967).
    Семья была очень религиозная.
    С 1902г. по 1908г. отец семейства священник Василий служил в Христорождественской
    церкви Торжка и являлся законоучителем земского городского Троицкого училища.
    Он был слаб здоровьем и 5 марта 1909г. скончался, оставив матушку Анну Ивановну
    с четырьмя детьми
    Родство Фотографии[1] [2] [3] [4] [5] ПЕРИОДЫ ЖИЗНИ[до освобождения из тюрьмы в 1921г.] [1921г.] [1921-1923гг.] [1923-1924гг.] [1924-1927гг.] [с 1928г.] [по 1938г.]
      Образование
        Новоторжское духовное училище
        Год окончания 1915 
        Тверская Духовная Семинария
        Год поступления 1915 
        Год окончания 1918 
        В 1917–1918гг. Александр являлся учеником 3 класса Духовной Семинарии.
        К сентябрю 1918г. Духовная Семинария была преобразована в Единую трудовую
        школу. Поэтому Духовную Семинарию Александр окончить не успел.
        Он сдал экзамены за семинарский курс экстерном
        Духовная Академия
        Окончил Духовную Академию экстерном.
        Позднее в анкете арестованного он писал о своем образовании: "духовное училище,
        Духовная Семинария, экстерн Духовной Академии"
      Служение
        Тверская губ., г.Торжок, Новоторжский Борисоглебский мужской монастырь ("Ефремия") 
        Должность  послушник 
        Год окончания 1921 
        С юности Александр имел монашеский духовный настрой и стал готовиться к принятию
        монашеского пострига. К этому времени относится начало его духовной связи с
        Новоторжским Борисоглебским монастырем — древней обителью, где пребывали мощи
        ее основателя прп.Ефрема и прп.Аркадия.
        В 1920г. Александр Троицкий был ходатаем об обители перед Московским Комитетом
        по охране памятников древности и сумел защитить монастырь от закрытия и разграбления
      Аресты
        Тверская губ. 
        Год ареста 1921 
        Был арестован в январе-феврале 1921г.
      Осуждения
        . /. /1921 
        Обвинение "уклонение от воинской повинности и агитация против Советской власти" 
        Приговор  1 год принудительных работ 
        В "анкете обвиняемого" Александр Троицкий написал, что "уклонялся от службы
        в Красной армии по религиозным убеждениям"
      Места заключения
        Тверская губ., г.Торжок, тюрьма 
        Год начала 1921 
        Год окончания 1921 
        Тверь, тюрьма 
        Год начала 1921 
        Год окончания 1921 
        Провел в тюрьмах Торжка и Твери семь с половиной месяцев. Был приговорен к 1 году принудительных
        работ. Был освобожден в августе-сентябре 1921г. (до 4/17 сентября 1921г.),
        еще до амнистии "на дезертиров гражданской войны" от 6 ноября 1921г. (возможно,
        ему помог в освобождении кто-то из представителей тогдашней власти, прикрывая
        которого от ответственности за это, в показаниях на допросах 1930г. и 1937г.
        он скрывал свой первый арест и приговор, однако подтверждения этому не найдено)
      Рукоположение
        монах 
        Вениамин 
        1921 
        Место Тверская губ., Осташковский у., оз.Селигер, о.Столбный, Нилова Столбенская пустынь 
        Кто рукоположил епископ Новоторжский Феофил (Богоявленский) 
        Постриг был совершен после освобождения из тюрьмы в августе — сентябре 1921г.
        не позднее 4/17 сентября 1921г.
        По другим предположениям, возможно, был рукоположен перед арестом в 1921г.
      Служение
        Тверская губ., Осташковский у., оз.Селигер, о.Столбный, Нилова Столбенская пустынь 
        монах 
        Год начала 1921 
        Год окончания 1921 
        Сохранилась фотография, запечатлевшая 4/17 сентября 1921г. владыку Феофила и монаха
        Вениамина (Троицкого) в монашеском одеянии, но без наперсного креста.
        В Ниловой пустыни пробыл 1 месяц, а затем вернулся в Торжок и вступил в число
        братии Новоторжского Борисоглебского монастыря
        Тверская губ., г.Торжок, Новоторжский Борисоглебский мужской монастырь ("Ефремия") 
        монах 
        Должность  иподиакон епископа Новоторжского Феофила (Богоявленского) 
        Год начала 1921 
        Месяц начала 9 
        Год окончания 1921 
        О.Вениамин был иподиаконом, послушником и духовным сыном епископа
        Феофила (Богоявленского), занимавшего Новоторжскую кафедру с 1921г. по 1927г.,
        им же был рукоположен в сан иеромонаха
      Рукоположение
        иеромонах 
        1921 
        Место Тверская губ., г.Торжок, Новоторжский Борисоглебский мужской монастырь ("Ефремия") 
        Кто рукоположил епископ Феофил (Богоявленский) 
        Был рукоположен в сан иеромонаха несколько позже 4/17 сентября 1921г.
      Служение
        Тверская губ., г.Торжок, Новоторжский Борисоглебский мужской монастырь ("Ефремия") 
        иеромонах 
        Должность  казначей монастыря 
        Год начала 1921 
        Год окончания 1922 
        Отец Вениамин быстро стал известен как одаренный проповедник. Под руководством
        архиепископа Тверского Серафима (Александрова) и викарных епископов он активно
        боролся против обновленчества в числе верного Православию духовенства.
        Летом 1922г. за противодействие обновленцам Владыка Серафим был арестован, а
        во главе православной епархии встал викарий Старицкий епископ Петр (Зверев)
      Аресты
        Тверская губ., г.Торжок, Новоторжский Борисоглебский мужской монастырь ("Ефремия") 
        Год ареста 1922 
        День ареста 23 
        Месяц ареста 11 
        В сентябре 1922г. епископ Петр (Зверев) обратился к пастве с воззванием,
        направленным против обновленчества и раскольничьего и незаконного ВЦУ:
        "С ними нам, как с еретиками, не подобает входить ни в какое общение.
        лучше пострадать, чем кривить душой".
        12 ноября в связи с распространением этого воззвания иеромонах Вениамин (Троицкий),
        к тому времени казначей монастыря, был вызван на допрос в ГПУ.
        В ночь на 23 ноября иеромонах Вениамин был арестован в своей келье по делу
        епископа Петра (Зверева) и заключен в тюрьму г.Торжка
      Осуждения
        Комиссия НКВД РСФСР по административным высылкам 
        26 /02 /1923 
        Обвинение "контрреволюционная деятельность, распространение воззвания епископа Петра, направленного против обновленческого движения и в поддержку контрреволюционной политики [Патриарха] Тихона" 
        Статья ст.73 УК РСФСР 
        Приговор  2 года ссылки в Туркестан 
        Групповое дело "дело епископа Петра (Зверева) и др., 1923г." 
        По данным [6] был осужден 23.02.1923г.
        Виновным в контрреволюционной деятельности иеромонах Вениамин себя не признал
      Места заключения
        Тверская губ., г.Торжок, тюрьма 
        Год начала 1922 
        День начала 23 
        Месяц начала 11 
        Год окончания 1922 
        День окончания 30 
        Месяц окончания 11 
        Вскоре после ареста о.Вениамина жители Торжка ходатайствовали о его освобождении
        перед Тверским губернским прокурором, однако его не освободили.
        30 ноября иеромонах Вениамин (Троицкий) был переправлен в Москву и заключен
        в Бутырскую тюрьму
        Москва, Бутырская тюрьма 
        Год начала 1922 
        День начала 30 
        Месяц начала 11 
        Год окончания 1923 
        День окончания 23 
        Месяц окончания 2 
        В Бутырской тюрьме примерно в то же самое время (с 7 декабря 1922г.
        до 24 февраля 1923г.) находился епископ Андрей (Ухтомский)
        Ташкент 
        Год начала 1923 
        Месяц начала 2 
        Год окончания 1923 
        Месяц окончания 5 
        Ссылку о.Вениамин отбывал в Ташкенте, где в это время происходила ожесточенная
        борьба с обновленцами. Правящего архиерея не было, власть в Епархиальном
        управлении принадлежала сторонникам обновленческого ВЦУ. Верность Православию
        сохранила группа верующих, которая под руководством протоиерея М.Андреева
        и священника В.Ф.Войно-Ясенецкого (будущего епископа Луки) организовала
        Союз ташкентских приходских советов (Союз приходов), призванный руководить
        деятельностью православных Туркестанской епархии на основании временной
        автокефалии.
        Позиции православных серьезно усилились, когда в мае 1923г. в ссылку в Ташкент
        приехал епископ Уфимский Андрей (Ухтомский). Вскоре Совет Союза приходов
        избрал его своим епископом — главой Туркестанской епархии.
        В мае-июне 1923г. в ссылке иеромонах Вениамин встретился и духовно сблизился с
        епископом Андреем (Ухтомским) и стал его духовным сыном
      Рукоположение
        архимандрит 
        1923 
        Место Ташкент 
        Кто рукоположил епископ Андрей (Ухтомский) 
        В мае-июне 1923г. был возведен в сан архимандрита епископом Андреем (Ухтомским)
        для укрепления в Ташкенте позиций православия.
        Есть другая версия [Фиолетова Н.Ю.]: Иеромонах Вениамин (Троицкий) был
        посвящен в сан архимандрита епископом Андреем (Ухтомским) ранее, а именно,
        во время их одновременного пребывания в Бутырской тюрьме в период между
        7 декабря 1922г. и до 23 февраля 1923г.
      Служение
        Ташкент, домовая церковь (молельный дом) на Никольском шоссе 
        архимандрит 
        Год начала 1923 
        Год окончания 1924 
        31 мая 1923г. по просьбе епископа Андрея (Ухтомского) ссыльные архиереи в Пенджикенте
        совершили хиротонию во епископа принявшего монашество Луки (Войно-Ясенецкого).
        Для пресечения деятельности епископа Андрея (Ухтомского) 10 июня 1923г. ГПУ
        произвело его арест, тогда же были арестованы М.Андреев и епископ Лука (Войно-Ясенецкий).
        К середине августа 1923г. к живоцерковникам перешли все храмы Ташкента, однако они
        стояли пустыми, верующие окормлялись в общинах пастырей, сохранивших верность
        Патриарху Тихону.
        Оплотом Православия в Ташкенте и всей Туркменской волости оставались Владыка
        Андрей (Ухтомский) (несмотря на заключение — тюрьмы и ссылки) и архимандрит
        Вениамин.
        О.Вениамин руководил в Ташкенте небольшой православной общиной.
        Из сводки СО ОГПУ на 1 января 1924г.:
        "В Туркменской области существует исключительно тихоновская община, идейно
        вдохновляемая административно ссыльным епископом Андреем (Ухтомским) и архимандритом
        Вениамином (Троицким)".
        Из воспоминаний Н.Ю.Фиолетовой:
        "Наибольшее впечатление произвела на нас встреча и знакомство с архимандритом
        Вениамином (Троицким)... Это был молодой, красивый монах, живой, деятельный,
        всегда окруженный молодежью, на которую он умел воздействовать. Он поселился
        за городом, сняв на Никольском шоссе небольшой домик, скрывавшийся от любопытных
        взоров прохожих в густом фруктовом саду. С ним поселились несколько
        старушек-монахинь (мать Зиновия, мать Анфия, мать Зосима, мать Тавифа и еще
        кто-то) и девушка лет 30-ти, некрасивая, скромная, болезненная, по имени Тоня.
        Все они образовали общину, бывшую на послушании у о.Вениамина. Постоянными
        спутниками о.Вениамина были два брата Куликовы — старший Николай, принявший
        впоследствии монашество с именем Неофита и скончавшийся в молодых годах на дальнем
        Севере, и младший, Миша, совсем еще мальчик. Был еще брат, но он появлялся
        изредка. Все братья обладали хорошими голосами и составили прекрасный хор.
        Приятный голос — мягкий баритон — был и у самого о.Вениамина.
        В домике, в котором поселилась община, самая большая комната была оборудована под
        молельню. К ней примыкала небольшая комната, которая стала келией о.Вениамина.
        Три или четыре комнаты были заняты старушками.
        В воскресные и праздничные дни о.Вениамин стал совершать богослужения.
        Службы были уставные. Хор пел слаженно. Тоня прекрасно читала (у нее был звучный
        контральто).
        Вскоре слава о прекрасном богослужении в маленьком домике на Никольском шоссе
        разнеслась по всему городу. В скором времени молельня перестала вмещать всех
        желающих присутствовать на богослужении, и опоздавшие размещались в саду, под
        деревьями, у открытых окон.
        Особенно запомнилось богослужение под Пасху. Темно, звездная ночь, блещущий огнями
        домик, горящие плошки под деревьями, отбрасывающие фантастические тени, народ,
        в благоговейном молчании расположившийся под кущами деревьев, у открытых окон,
        откуда раздавалось ликующее пение пасхальных ирмосов. На рассвете кончилась Литургия,
        и тут же, в саду была организована трапеза для народа.
        Такие праздничные угощения архимандрит Вениамин устраивал всегда в дни
        двунадесятых праздников, а иной раз и в воскресенье.
        Его намерением было возродить порядки древней (первохристианской) Церкви — ее
        простоту и воодушевление, ее общинный строй и живую трепетную веру в Спасителя.
        Желая воодушевить своих стареньких монахинь, он стал проводить с ними беседы
        о первохристианской Церкви и на евангельские темы, но те, утомленные за день,
        засыпали к большому его огорчению...
        Молодежь, которая бывала у нас, перекочевала из Сергиевского храма в общину
        Вениамина.
        Вениамин много общался с молодежью, беседовал, вразумлял, поучал.
        Он отрицательно относился к обновленчеству и был в числе "непоминающих", т.е.
        в оппозиции к официальной Церкви...
        Это был живой, талантливый, искренне верующий человек.
        Николай Николаевич [муж Н.Ю. Фиолетовой) часто встречался с о.Вениамином и
        подолгу с ним беседовал. Темой этих бесед были не только общие
        религиозно-философские вопросы, которыми о.Вениамин интересовался (он много
        читал и был вполне культурным человеком...), но и текущее положение в Церкви,
        ее судьба в дальнейшем, — тема, которая больше всего волновала и тревожила
        церковных людей"
      Осуждения
        Особое Совещание при Коллегии ОГПУ СССР 
        26 /09 /1924 
        Приговор  досрочно освободить 
        Находясь в Ташкенте в ссылке должен был быть освобожден в 1925г., но
        был досрочно освобожден (вероятно с связи с амнистией по случаю смерти В.И.Ленина)
        вместе с проходившими с ним по одному делу мирянином А.И.Соколовым и секретарем
        Тверской епархии А.М.Преображенским
        Коллегия ОГПУ 
        . /. /1924 
        Обвинение "антисоветская деятельность" 
        Приговор  3 года административной высылки в Туркестан 
        По данным [Д2] (материалы дел 1930г. и 1937г.), после досрочного
        освобождения в сентябре 1924г. из ссылки был снова приговорен Коллегией ОГПУ
        на 3 года административной ссылки в Туркестан до 1927г. — за антисоветскую деятельность
        По другим данным, после освобождения из ссылки в 1924г. архимандрит Вениамин
        продолжал жить в Ташкенте — будучи на свободе — ради поддержания
        там позиций Православия и в связи с планами Владыки Андрея относительно его
        служения в Уфимской епархии
      Служение
        Ташкент, домовая церковь (молельный дом) на Никольском шоссе 
        архимандрит 
        Год начала 1924 
        Год окончания 1927 
        Будучи в ссылке, продолжал служение на дому и руководил небольшой православной общиной.
        Архимандрит Вениамин не признал назначенного в 1925г. временно управляющим Ташкентской
        епархией епископа Сергия (Лаврова), который скомпрометировал себя в глазах всей
        ташкентской паствы временным признанием обновленческого ВЦУ, а затем намерением
        снять сан и жениться. В ответ епископ Сергий (Лавров) наложил запрещение на
        архимандрита Вениамина и на ряд других священнослужителей.
        Из доклада вернувшегося в 1926г. из ссылки епископа Луки митрополиту
        Сергию (Страгородскому) 2 марта 1926г.:
        "Запрещение поименованных лиц епископом Сергием (Лавровым) объяснялось тем, что
        они не признавали его не из любоначалия, а по искреннему опасению потерять чистоту
        Православия. В этом они следовали наставлениям епископов Андрея (Ухтомского)
        и Петра (Зверева)".
        Митрополит Сергий наложил резолюцию от 3.4/21.5–1926г.:
        "Признать запрещение наложенным неправильно, а потому... отменить"
      Рукоположение
        епископ 
        1928 
        Место Башкирская АССР, Башкирский кантон (Башкирия, Иглинский р.), с.Четверто-Петровское, Петропавловская церковь 
        Кто рукоположил схиепископ Петр (Ладыгин ) и епископ Иов (Афанасьев Яков Иванович) 
        В конце января-начале февраля 1928г. (после 21 января) по благословению епископа
        Андрея (Ухтомского) был хиротонисан во епископа Стерлитамакского епископами,
        тесно связанными с епископом Андреем (Ухтомским): схиепископом Петром (Ладыгиным)
        и епископом Иовом (Афанасьевым).
        (По данным [6], в хиротонисании участвовал именно епископ Иов (Афанасьев) и не
        мог участвовать епископ Иов (Гречишкин), т.к. имя последнего не встречается ни в
        каких церковных и государственных документах, которые свидетельствовали бы о его
        пребывании на территории Башкирии).
        Из воспоминаний племянницы епископа Питирима, будущего схиепископа Петра (Ладыгина) Нины Ивановны Пашко,
        проживавшей тогда вместе с ним в с.Вознесенка Иглинского р. Башкирии:
        "В году наверное, 1927 [20 января 1928г.?] к нам в деревню в наш двор приехали два
        архиерея. Я была во дворе. Шел крупный, талый снег... Я проводила их в келью...
        Они приехали рукополагать нового архиерея — Вениамина. Это были Владыка Руфин
        из Сатки и Владыка Иов... ".
        20 (21?) января 1928г. в Петропавловской церкви с.Четверто-Петровское была
        совершена хиротония Иова во епископа, с участием епископа Саткинского
        Руфина (Брехова).
        Вслед за этим (известно точно, что в январе 1928г.) новопоставленный архиерей
        Иов произвел постриг Питирима в схиму с именем Петр и принял от него в управление —
        по благословению епископа Андрея (Ухтомского) Нижегородскую кафедру Уфимской епархии.
        (Нижегородка — слобода на окраине Уфы).
        На следующий день или в один из ближайших дней января-февраля 1928г.
        в Петропавловской церкви епископ Иов (Афанасьев) и схиепископ Петр (Ладыгин)
        совершили хиротонию Вениамина (Троицкого) во епископа Стерлитамакского.
        По другим данным [3],[4] о.Вениамин был хиротонисан епископом Андреем (Ухтомским)
        в 1926г.
        Из речи епископа Вениамина перед хиротонией:
        "Я чувствую, какая ответственность ложится на рамена епископа! Я сознаю, что
        теперь, в страшное, безбожное время,... служение в сане епископа есть непрестанное
        несение Креста, и путь епископский — усеян терниями, камнями, всевозможными
        соблазнами и искушениями... И вы нашли меня достойным — благословляете мне,
        молодому, не имеющему много опыта, выйти на апостольскую проповедь!
        Повинуюсь сему и славлю Господа... Благословенна обитель Селигерская, принявшая
        мою душу под покров своих святых стен и учившая меня, двадцатилетнего юношу,
        иноческой жизни! Благословенно буди каждое место моего служения Церкви в рясе
        иноческой. Благословенны темницы, имевшие меня своим насельником...
        Благословенно изгнание в далекие пески Туркестанского края, принесшее мне
        отрадную и спасительную встречу с ангелом Церкви Уфимской, моим незабвенным Отцом
        и учителем Истины, Святителем мудрым Владыкой Андреем!
        Благословенна и ты, убогая община во граде Ташкенте, давшая радости в скорбях и
        чистую святую молитву с малым стадом словесных овец!
        И это место святое, чистый и тихий приют молитвенных душ, буди благословенно, ибо
        оттуда я выйду на великий апостольский путь! Да свершится воля Господня!
        ... Вы, Святители, когда возложите святые десницы ваши на главу мою, помолитесь
        обо мне ко Господу... А вы все, братия и сестры, любящие Христа, от себя попросите Его,
        чтобы Он дал мне мужество и мудрость до конца дней моих стоять на страже душ ваших
        и любить вас, как самого себя, и отдать вам сердце свое, и положить за вас душу
        свою. Благословен Господь! Буди! Буди!"
      Служение
        Уфимская автокефальная епархия 
        епископ 
        Должность  епископ Стерлитамакский, викарий Уфимской епархии, управляющий Уфимско-Уральской епархией (2-й заместитель архиепископа Андрея (Ухтомского) 
        Год начала 1928 
        Месяц начала 2 
        Год окончания 1929 
        В Уфимской епархии к 1927г. образовались два течения: "иоанновское" полуобновленческое
        течение сторонников епископа Иоанна (Пояркова) и "андреевское" автокефальное
        течение православных староцерковников патриаршей ориентации, сторонников
        епископа Андрея (Ухтомского), не признававшее прав митрополита Сергия (Страгородского)
        на руководство Русской Церковью и выступавших против его "Декларации" от 29 июля 1927г.
        Летом 1927г. епископ Андрей (Ухтомский) был вновь сослан в Среднюю Азию.
        Уфимскую автокефальную кафедру возглавил его заместитель епископ Аввакум (Боровков).
        21 февраля 1928г. последний был также арестован и сослан в Коми АО.
        2 февраля 1928г., епископ Вениамин, второй заместитель епископа Андрея (Ухтомского),
        по его благословению прибыл в Уфу и после ареста епископа Аввакума с зимы-весны 1928г.
        стал управлять Уфимско-Уральской автокефальной епархией.
        В состав автокефальной Уфимско-Уральской (Челябинской) епархии входили приходы,
        расположенные не только в Башкирии.
        По одним сведениям (митрополита Мануила (Лемешевского) и его последователей),
        Вениамин (Троицкий) был епископом Стерлитамакским.
        По другим сведениям — на 28 июня 1929г. он являлся епископом Бирским, подтверждением
        чему является то, что в следственных делах епископа Вениамина имеется документ —
        указ священнику "андреевского" течения о.Тимофею Стрелкову:
        "Прибыть для исполнения пастырских обязанностей настоятеля при храме св.Димитрия
        Солунского, что в Симском заводе Уральской (Челябинской) обл.", с его личной печатью
        и подписью:
        "Епископ Бирский, Управляющий Уфимско-Уральской епархией. 28 июня 1929г. Уфа".
        Епископ Вениамин служил в Симеоновской церкви Уфы — кафедральной для "андреевского"
        течения, жил в сторожке при храме.
        В Уфе Владыку Вениамина любили и почитали.
        Возглавляя епархию в течение 2-х с половиной лет, Владыка Вениамин принял
        энергичные меры по укреплению и распространению староцерковнического
        "андреевского" течения. Священнических хиротоний было всего около шести
        (по показаниям епископа на допросе), но течение укреплялось
        за счет перехода приходов из обновленчества и от "иоанновцев".
        В июне 1928г. произошел разрыв Владыки с участником его хиротонии епископом
        Иовом (Афанасьевым), который отошел от "андреевцев", был отстранен от
        управления Нижегородским викариатством Уфимской епархии и выбыл за пределы
        епархии. Потом епископ Иов вернулся, перейдя к иосифлянам (?) и получив
        от них благословение на управление иосифлянскими приходами всей епархии,
        стал к 1929г. именоваться "епископ Уфимский" (его признавали только два
        прихода, один из них при Крестовоздвиженском храме г.Уфы).
        Владыка Вениамин поддерживал постоянную связь с архиепископом Андреем (Ухтомским),
        находившимся сначала в ссылке в г.Кзыл-Орда в Казахстане, затем в заключении
        в Ярославле. Между архиереями происходила постоянная переписка, чаще всего
        переправлявшаяся через особых посыльных.
        Владыка Вениамин оказывал ссыльным архиереям — архиепископу Андрею (Ухтомскому)
        и епископу Аввакуму (Боровкову) посильную помощь деньгами, продуктами и проч.
        В свою очередь и Владыка Андрей старался поддерживать своего заместителя.
        Когда среди уфимских староцерковников возникли нестроения между почитателями
        разных автокефальных епископов, Владыка Андрей, стремясь успокоить паству, написал
        из Кзыл-Орды уфимцам послание:
        "Страшное время переживаем все мы... Я мучаюсь, когда слышу об огорчениях и
        разделениях между вами. Помните, что это для меня хуже всякой тюрьмы и умоляю вас:
        пожалейте меня и не губите святого дела разделениями и разномыслиями.
        Святитель Аввакум с любовию ко Христу служил народу Божьему;
        также и святитель Вениамин душу свою отдал на то же служение народу Божьему. —
        Потому прошу и умоляю вас молиться обо мне грешном и об них обоих и не делать
        между ними никакого разделения... "
        Нестроения удалось преодолеть: 26 мая 1929г. общее собрание Симеоновского прихода,
        в котором участвовало 238 прихожан, выразило Владыке Вениамину полное доверие.
        Владыка Вениамин не оставлял своим попечением и ташкентскую паству.
        В августе 1928г. он на довольно длительное время (более 3-х недель) выезжал
        в Ташкент.
        Из показаний на допросе случайного попутчика Владыки Вениамина 18-летнего
        Павла Мальцева:
        "2 августа 1928г. я со своим школьным товарищем Петровым Николаем Ермолаевичем
        поехал в Ташкент провести там каникулы. С нами вместе в вагоне ехал
        архиерей Вениамин. Петров был хорошо знаком с ним и прислуживал ему. С архиереем
        ехала еще одна монашка... Архиерей в Ташкенте в Соколовской даче снял два домика,
        где жили до его приезда человек восемь монашек. По приезде в Ташкент на вокзале
        архиерея встретили с большим почетом, были, преимущественно, монашки...
        На даче встретила нас группа монашек, одетых в черные костюмы, выстроившихся
        в две шеренги... По приезде на дачу архиерей прошел в дом, переменил свою мантию,
        взял в руки посох и говорил монашкам речь:
        "... Мы находимся на маленькой шлюпке, вокруг нас свирепствуют волны, мы должны
        бороться и пристать к берегу... ".
        Ни одного вечера не было, чтобы кто-нибудь к нему [архиерею] не приходил.
        Обыкновенно вечером пили чай в саду за большим столом, где просиживали часов до
        12 ночи, и в его кабинете.
        За время пребывания в Соколовской даче в течение трех недель я жил за счет
        архиерея, меня кормили, ничего не спрашивали...
        Выехал домой я вместе с Петровым, а архиерей остался там.
        На обратном пути Петров вез от архиерея решето винограду и письмо Кзыл-Ордынскому
        архиерею [Владыке Андрею (Ухтомскому)], который был предупрежден телеграфно Петровым.
        и встретил нас на вокзале, где Петров вручил ему письмо и посылку.
        Кроме того, Петров вез много писем по разным адресам в Уфу, их было штук шесть... "
        18 декабря 1928г. Владыка Вениамин в Симеоновском храме г.Уфы постриг
        во иночество с именем Неофит своего духовного сына Николая Куликова, члена автокефальной
        ташкентской общины, приехавшего из Ташкента.
        С конца 1928г. власти начали кампанию по закрытию Симеоновского храма.
        После появления в газете "Красная Башкирия" и др. газетах сообщений о готовящемся
        закрытии всех церквей народ поднялся на защиту храма.
        В декабре 1928г. толпа до 150 человек собралась у Симеоновской церкви. Верующие
        кричали:
        "Грабители-коммунисты насильно хотят закрыть и ограбить нашу церковь. Умрем,
        а закрыть не дадим!"
        22 февраля 1929г. собравшаяся толпа двинулась к зданию Горсовета с требованием
        не закрывать Симеоновскую церковь. В горсовет верующих не пустили, и толпа,
        в основном, состоявшая из женщин, направилась к клубу им.Ленина ("Дом Ленина"),
        где в это время происходила женская конференция, не имевшая никакого отношения
        к церковным делам. В этих волнениях было обвинено духовенство.
        21 марта 1929г. после вышеописанных беспорядков Владыку Вениамина вызвали
        на допрос и задали три вопроса:
        "Какая Вами говорилась проповедь в церкви относительно закрытия Симеоновской церкви?"
        "Что Вас понудило назначить верующим по этому случаю 3-х дневный пост и молиться?"
        "Какие Вами давались советы верующим, обратившимся к Вам по настоящему вопросу
        и вообще, что Вам известно о причинах, побудивших верующих к организованному
        выступлению с протестом против закрытия церкви, а также о самом факте выступления?"
        На все эти вопросы он своей рукой написал нижеследующие ответы:
        "Ответ 1:
        24 февраля 1929г. в воскресенье после обычной воскресной проповеди я обратился
        к верующим со следующими словами:
        "... Каждый христианин, читающий Евангелие, знает, что говорит Христос своим
        последователям, как они должны реагировать на все испытания, выпавшие на их долю...
        Христос ясно говорит... о победе мира духовного над раздражением сердечным, о
        том, что кротость и смирение есть оружие христианина. Наши благочестивые предки
        поступали так во все часы сомнений, недоумений, печали и т.п. Они обращались
        к Богу с горячей молитвой, налагали на себя пост, делали добрые дела и старались
        как можно меньше грешить. Господь слышал их молитвы и отвращал то или другое
        испытание. И я вас призываю к тому. К молитве и посту, хотя бы на три дня.
        Молитва и пост избавит многих христиан от ненужного раздражения, гнева, злобы и
        других нехристианских проявлений. Кто слушает голос мой, да выполняет то, что
        говорит ему его епископ. В смирении вашем усовершенствуйте души ваши".
        Ответ 2:
        "Лицам, обращающимся ко мне за советом, как им относиться к газетным сообщениям,
        я говорил, что придавать им особенного значения не следует, т.к. от слов до дела
        еще далеко, что надо больше молиться и любить других. Без любви к ближним и храмы
        теряют смысл".
        Ответ 3:
        "Мое личное мнение по поводу скопления народа в клубе им.Ленина таково:
        Эта толпа, состояла, преимущественно, из женщин, проявила женскую невыдержанность
        и легкомыслие, ... требуя от лиц, совершенно не причастных к власти — оставления
        храмов... Нельзя не заметить, что газеты действительно "пересолили",... и народ,
        прочитав о ликвидации всех храмов, чрезвычайно опечалился и взволновался...
        По моим сведениям и опросам некоторых о причине их хождения в Ленинский дом
        ... смотрю на это, как на наивное проявление своих просьб наивных женщин,
        решивших искать "главных начальников" в Ленинском клубе... ".
        По свидетельствам очевидцев и участников событий, после призыва епископа Вениамина:
        "В Симеоновской церкви происходило усердное моление верующих, подряд три дня
        сюда стекались массы людей". Вся церковь держала пост, как это было принято на
        Руси во дни общественных бедствий.
        В результате в 1929г. Симеоновский храм удалось от закрытия отстоять.
        О служении Владыки Вениамина на Пасху 1930г. свидетельствуют воспоминания
        исповедницы инокини Марии (Артемьевой; 1904–2003):
        Однажды к ней пришел ее двоюродный брат, прихожанин Симеоновской церкви, и
        говорит: "Пасху хотят у нас сорвать, чтобы торжества не было". Она — к епископу
        Вениамину, а Владыка сказал: "Это не страшно, Господь не допустит этого".
        На Пасху "те" пришли с духовым оркестром, встали в ограде церкви. Подошел момент
        крестного хода, стали выходить из церкви. Преосвященный Вениамин впереди, — а на
        праздник кто-то из церковных принес ему парчевое облачение епископа Андрея,
        (который давно находился в ссылке), оно яркое, блестящее, — Владыка в сияющем
        облачении вышел и возгласил: "Да воскреснет Бог и расточатся врази Его!... "
        Незваные гости замерли, "разинули рты", как выразилась матушка Мария, — и ничего
        не сделали.
        Вскоре после Пасхи (?) 1930г. епископ Вениамин с иеромонахом Неофитом совершили
        поездку в Рязань и Оренбург, чтобы проведать и поддержать находившихся там
        в ссылке монахинь ташкентской общины.
        Одним из результатов этой поездки явилось основание в Оренбурге "андреевской" общины.
        Из письма об этом иеромонаха Неофита (Куликова) от 4 июня 1930г. к сосланной
        в Чимкент уфимской монахине Саломии (Зелинской А.И.):
        "... Аз многогрешный вместе с Владыкой
        совершили двухнедельную поездку в города Рязань и Оренбург, где обитают в ссылке
        сестры ташкентской общины. Поездка прошла вполне благополучно, и вот ее результаты:
        поездка лишний раз подтвердила наше общее мнение, что церковная жизнь под
        управлением митрополита Сергия благодаря компромиссам идет и скоро, и верно, к
        замиранию...
        В Оренбурге часть христиан,... разочаровавшись во всех и вся, не доверяя ни тем,
        ни другим, совсем никуда не ходят, а собираются по домам и читают Слово Божие и
        самоопределяются...
        Не успели мы показаться туда, как к Владыке пришла кучка людей побеседовать с
        ним о своих нуждах. И в результате двух бесед организовали маленькую общину
        нашего направления мыслей и взглядов. Они просили время от времени наездом
        посещать их священнику для исповеди, причастия и преподания Слова Божия,
        для назидания в вере... И сколько таких людей плачущих и жаждущих в настоящее
        время в России, ой как много!...
        Теперь еще об Уфе... Симеоновская церковь — центр верующей Уфы, и слава о ней
        бежит далеко за пределы ее. За последнее время от Иоанна и епископа Павла
        (обновленческого) к нам присоединяются сельские приходы. Уставные службы, проповеди,
        акафисты, беседы, обеды по воскресным дням для нищих, народное пение, на которых
        и в которых отдыхает душа народа, привлекает их всех к нам в Симеоновскую
        (историческую) церковь для молитвы.
        Были дни, когда мы висели на волоске от смерти, но теперь немножко легче.
        Надолго ли? Дай Бог, подольше. В скором времени пришлю Вам артоса. Получили ли
        Вы, матушка Саломия, святую воду и вообще все посылки, посылаемые к Вам?
        Что у Вас нового? Какие у Вас нужды?...
        В[ладыка] В[ениамин] приветствует и благословляет Вас и подумывает о Вас.
        Простите грешного, иер[омонах] Неофит"
      Места проживания
        Башкирская АССР, г.Уфа, сторожка при Симеоновской церкви 
        Год начала 1928 
        Месяц начала 2 
        Год окончания 1930 
      Аресты
        Башкирская АССР, г.Уфа 
        Год ареста 1930 
        День ареста 1 
        Месяц ареста 6 
        По данным [6] был арестован в ночь с 30 июня на 1 июля 1930г. и
        заключен в Уфимскую тюрьму.
        По [3] и [4] был арестован по делу "Уфимского филиала ИПЦ" в 1929г., что
        неверно.
        Были арестованы и многие члены "андреевских" общин Уфы, Бирска и др.,
        в том числе иеромонах Неофит (Куликов).
        После ареста епископа Вениамина управление автокефальной Уфимской епархией принял
        епископ Руфин (Брехов)
      Осуждения
        тройка при ПП ОГПУ Башкирской АССР 
        03 /12 /1930 
        Обвинение "состоял членом контрреволюционной организации "Освободители" ("Повстанцы"), устраивал совещания по группам в целях обсуждения планов о восстании" 
        Статья ст.58–2,58–13 УК РСФСР 
        Приговор  10 лет концлагерей с конфискацией имущества, оставив семье — трудовую норму 
        Групповое дело "дело епископа Вениамина (Троицкого) и др., Уфа, 1930г." 
        По источнику [Д2] постановлением тройки ПП ОГПУ был осужден 30.06.1930г.
        к высшей мере наказания — расстрелу (протокол N 34, справка о судимости
        от 29.06.1959г. Т.10а. Л.318).
        Владыка Вениамин проходил по делу о якобы существовавшей в Башкирии
        антисоветской повстанческой организации "Повстанцы", или "Освободители".
        По этому делу проходили всего около 297 обвиняемых, из них около 40 человек
        духовенства и мирян-церковников, в большинстве "андреевского" течения.
        Из постановления от 01.08.1930г. о привлечении епископа Вениамина
        в качестве обвиняемого:
        "Троицкий является идейным главарем контрреволюционной группировки
        церковников, примкнул с таковой к контрреволюционной организации "Повстанцы",
        где, занимая руководящую роль, обрабатывал население в антисоветском направлении,
        организовывал контрреволюционные "пятерки", ставя себе конечной целью
        подготовку масс крестьянства к вооруженному восстанию против Соввласти весною
        текущего года".
        Во время следствия Владыке Вениамину среди прочих были заданы некоторые вопросы,
        ответы на которые были написаны его собственной рукой.
        Вопрос 1-й:
        "Сколько лично Вами рукоположено тайных священников?"
        Ответ:
        "Ни одного, и считаю тайные рукоположения нелепостью".
        Вопрос 2-й:
        "Есть ли подведомственные Вам приходы, в которых имеются тайные священники?"
        Ответ:
        "Возможно, что и есть, но мне они неизвестны. Тем, которые мне делались известны,
        я приказывал своею епископской властию открыться и объявить о себе, как, например,
        крестьянину села Бердино Василию Белобородову, что он и сделал, а также
        крестьянину д.Павловка Давлекановской волости Лазарю Трекусову, но исполнил ли
        последний мое предписание, не знаю".
        Вопрос 3-й:
        "Признаете ли Вы себя виновным в распространении среди населения идеи подпольной
        церкви?"
        Ответ:
        "Идеи подпольной Церкви для меня были непонятны... На настоящее положение Церкви
        я смотрю как на перестройку Ея...
        Этот вопрос я считаю совершенно излишним и обвинение в этом голословным и ни
        на чем не основанным".
        Из материалов дела:
        " ...В проповеди в Симеоновской церкви Великим постом епископ Вениамин говорил:
        "Сейчас вокруг нас разливается волна безбожия, и есть другая волна — это вера
        и молитва, и вот эти обе волны побегут друг на друга, кто кого поборет, и чтобы
        победить волну первую, мы должны все тесно организоваться вокруг Церкви"...
        В проповеди о житии и мучениях св.Пантелеимона говорил:
        "Подобные мучения мы теперь терпим от Соввласти, и у нас теперь нет таких богатырей,
        которые бы защищали нас и Церковь, мы гонимы, нас Соввласть мучит, и скоро будут
        подвергать нас мучениям, и нам, братья, нужно быть готовым к этим страданиям"...
        В единоличных беседах с верующим населением говорил:
        "Смотрите, что делается на ваших глазах: храмы закрываются насильно, гонения
        устраивают на верующих и их пастырей, но мы почему-то все молчим, точно так и надо,
        а ведь каждый истинный христианин не должен молчать, когда поругают его святыни
        на глазах".
        Владыка был обвинен в политических преступлениях по 8 пунктам, только 2 из
        которых носили конкретный характер:
        "... Под его руководством в декабре 1928г. и в марте 1930г. было организовано
        2 массовых выступления церковников, на почве закрытия Симеоновской церкви.
        В первом участвовало 150 человек, где толпа, собравшись вокруг церкви, бушевала:
        "Не позволим грабителям-коммунистам закрывать наши храмы... ограбили всех, теперь
        начинают добираться и до церквей... ". Во втором участвовало 500 человек".
        Был обвинен также в том, что
        "Под его руководством оказывалась материальная помощь политссыльным церковникам... ".
        в том числе — епископам Андрею (Ухтомскому) и Аввакуму (Боровкову)".
        Виновным себя Владыка Вениамин не признал
      Места заключения
        Башкирская АССР, г.Уфа, Башкирский центрисправдом (БЦИД) (Уфимская тюрьма) 
        Год начала 1930 
        День начала 1 
        Месяц начала 6 
        Год окончания 1930 
        День окончания 20 
        Месяц окончания 7 
        Вскоре после ареста епископа Вениамина уфимские верующие попытались добиться
        освобождения Владыки на поруки, "впредь до суда над ним, ручаясь всем своим
        недвижимым имуществом, что он из пределов города Уфы не выйдет и
        предъявленных ему требований со стороны ГПУ не нарушит".
        19 июля 1930г. просителям в освобождении епископа было отказано.
        20 июля 1930г., "принимая во внимание, что обстоятельства дела требуют в отношении
        Троицкого особой изоляции", постановили перевести его в изолятор при ГПУ БАССР
        Башкирская АССР, г.Уфа, изолятор при ГПУ БАССР, одиночная камера 
        Год начала 1930 
        День начала 20 
        Месяц начала 7 
        Год окончания 1930 
        Месяц окончания 9 
        В сентябре — октябре 1930г. Владыку опять перевели в тюрьму, но по возможности,
        изолировали от других заключенных
        Башкирская АССР, г.Уфа, Башцентрисправдом (Уфимская тюрьма), 2-й одиночный корпу 
        Год начала 1930 
        Месяц начала 10 
        Год окончания 1930 
        25.11.1930г. епископу было предъявлено обвинение политического характера.
        26.11.1930г. он объявил голодовку "как протест против явной
        клеветы и издевательства как надо мною, так и над всей нашей церковной
        ориентацией, обвиняемых в чудовищных преступлениях, ничем не доказанных и
        не подтвержденных".
        Он сумел дать знать обо всем происходящем находившимся в 1-м одиночном корпусе
        священникам "андреевского" течения.
        В поддержку Владыке 29.11.1930г. семеро священников также объявили голодовку:
        К голодовке духовенства в знак солидарности присоединились еще четверо заключенных.
        Руководство тюрьмы забило тревогу, представители ОГПУ обещали "разобраться".
        29 ноября 1930г. Владыка Вениамин написал начальству тюрьмы:
        "Поверя в то, что Коллегия ГПУ разбирает дело не в формулировке обвинения,
        сочиненного следователем, а по точным данным и фактам,... возлагаю надежду на
        правду и беспристрастность, а посему голодовку снимаю".
        Он обратился к начальнику БашОООГПУ с письмом:
        "...Настал третий месяц, как я и все со мной арестованные, абсолютно не имеющие
        никакой вины перед гражданской властью, находимся в заключении...
        Лично мне до сих пор не предъявлено никакого обвинения, кроме того, что будто бы
        я посылал крестьянина Кот Адама "разрушать колхозы"... Для меня стало ясно, что
        арест меня и всех со мной взятых, — арест стратегический... При том бесправии,
        в котором находится в наше время духовенство в России, подыскать и обвинить нас —
        пустяки... Нам не верят, считают врагами... Нас травят в газетах... Нас облагают ...
        непосильными налогами... Нас арестовывают и сажают в тюрьмы и подвалы...
        Нас безнаказанно оскорбляют на улице, сплошь и рядом в нас летят камни и комья
        грязи, и мы ... не можем ни защищаться, ни жаловаться, ибо наши заявления
        подобного рода вызывают только смех и глумление... Мы... не имеем ни свободы
        своей совести, ни тех прав, которые нам даровала советская конституция...
        Я, например, ни одной минуты ни на одну йоту не отступил от гражданских законов,
        нажил себе врагов... за недопущение в жизнь того, что противоречило гражданским
        законам... Поверьте же, что я и взятые со мною не имеем вины. Троицкий".
        01.12.1930г. Владыка передал объявившим голодовку записку следующего содержания:
               " + Христос посреде нас!
             Возлюбленные мои братья и отцы!
         Петр, Михаил, Неофит, Павел, Иоанн, Андрей и Димитрий!
        Сообщаю вам, что я жив и поправляюсь. Голодовку снял! Прошу и всех вас, если кто
        Любящий всех вас и благословляющий вас грешный Еп.Вениамин.
        P.S. Благословляю подчиниться моей этой записке. 1/XII 1930г.".
        По призыву епископа Вениамина арестованные с ним священники прекратили голодовку.
        Однако это не оказало влияния на ход следствия, формулировка обвинительного
        заключения не была изменена.
        30 ноября 1930г. епископа Вениамина снова перевели под стражу в изолятор ГПУ БАССР
        Башкирия, г.Уфа, изолятор ГПУ БАССР, одиночная камера 
        Год начала 1930 
        День начала 30 
        Месяц начала 11 
        Год окончания 1930 
        Уральская (ныне Пермская) о., пос.Красновишерск, Вишерский ИТЛ 
        Год начала 1930 
        Год окончания 1933 
        День окончания 4 
        Месяц окончания 2 
        Владыка отбывал срок в Вишерском концлагере на Севере Уральской обл., не порывая
        связи с Уфой. На допросе 1937г. на вопрос о цели восстановления им контактов с
        уфимскими верующими он сказал:
        "Связь с этими лицами я не порывал благодаря членам церковно-приходских советов
        в г.Уфе,... которые своими письмами, личным приездом в исправ. трудлагери ко мне
        постоянно давали мне возможность быть в курсе дела жизни церкви и проч., а этим —
        давать Руфину (Брехову) совет касательно укрепления автокефалии и изжития
        старообрядческого вопроса... ".
        В 1931–1932г. был поставлен в лагере на тяжкие физические работы, сильно простудился,
        заболел гнойным плевритом, перенес операцию. Об обстоятельствах, сопровождавших
        его болезнь, поведала схиигумения Сергия, которая узнала об этом от самого
        епископа:
        "А Владыка Вениамин... был в лагере. Там он заболел. В больнице врач сказал:
        "Перитонит. Операцию делать бесполезно". Ночью Владыка видит во сне
        святителя Николая, который ему сказал: "Жизнь твоя будет продлена, но не на
        радость, а на скорбь". Наутро у Владыки образовалось отверстие, и гной стал
        выходить. Он поправился, а врач сказал: "Первый раз в жизни вижу такое".
        О положении епископа Вениамина узнал из писем архиепископ Андрей.
        Сам находившийся в ссылке в Алма-Ате (в 1932–1934гг.), он попытался спасти своего
        духовного сына и 15 сентября 1932г. написал письмо руководителю организации
        "Помощь политическим заключенным" Е.П.Пешковой с просьбой о помощи:
        " ...В Красно-Вишерском лагере .. в больнице находится мой духовный сын, епископ
        Вениамин (Троицкий )... Он так же физически беспомощен, как и я; тем не менее,
        он был поставлен на тяжелые физические работы и вскоре получил гнойный плеврит.
        Ему была сделана операция, выломали ребро; он уже был приговорен к смерти.
        Однако он вынес операцию. Но теперь ему грозит чахотка, если ему не удастся
        переменить климат. Умоляю Вас, помогите. Троицкий — вполне одинок, а теперь —
        вполне инвалид. Он имеет только брата (монаха), но разошелся с ним в церковных
        убеждениях. Его преступление (как и мое) заключается только в том, что он
        христианин-коммунист, а не идолопоклонник. Если Вы спасете Троицкого, то
        спасете одного из честнейших русских людей".
        По ходатайству Е.П.Пешковой, постановлением Коллегии ОГПУ епископ Вениамин был
        комиссован в вольную ссылку и получил "минус 12" — запрещение проживать в
        12 пунктах Уральской обл.
        4 февраля 1933г. он был из лагеря освобожден. Местом ссылки стал г.Мелекесс
        Средневолжский край, г.Мелекесс (ныне Ульяновская о., г.Дмитровград) 
        Год начала 1933 
        Месяц начала 2 
        Год окончания 1937 
        Находился в Мелекессе в вольной ссылке.
        Весной 1933г. епископ Вениамин нелегально приезжал в Уфу.
        Из воспоминаний инокини Марии (Артемьевой):
        "... Помню, была я в церкви [Всехсвятская церковь "андреевского" течения]
        в Дубничках [район г.Уфы], подходит ко мне кто-то, чуть не Владыка Руфин,
        и с ним люди. Владыка говорит: "Маня, отведи их к Бонифатию". Я думаю:
        "Как же так? Нельзя. Такое время... Тем более, каких-то незнакомых людей".
        (Старички — он Бонифатий, она Евдокия — жили рядом со мной. Там был как бы
        запретный дом, где встречались тайно). Он говорит: "Они дорогу не знают,
        проводи их". Ну, раз епископ мне говорит — послушание. Шла — не видела света,
        а баба Гаша уж ждет нас: "Что вы долго, скорей!" Мне легче стало, что она так
        встречает, но все же на незнакомцев показываю, а она: "Ничего, ничего, это свои", —
        догадалась, что я беспокоюсь. Зашли, за столом сидят люди, кто-то в пуховом платке.
        Говорю: "Ладно, я побегу домой, не так далеко", а она: "Нет, нет, ты мне нужна".
        Я прошла: "Здрасте!" — и шмыг в другую комнату. У них в кухне были полати — ладно,
        думаю, ночую здесь, а сама думаю: "В пуховом платке сидит за столом с чаем, и
        самовар кипит... " Тут уж он — а это был Владыка Вениамин — не выдержал, снял
        платок: "Маня!" — "Владыка!" — я оттуда бросилась ему в ноги. Владыка говорит:
        "Ты мне нужна. Я больной. Мне нужно сделать перевязку, — потом сказал: у меня
        прямо все затряслось, "здрасте" — и пробежала, я ее жду, а она пробежала".
        Мы ушли в спальню, там было все приготовлено, ему нужно было сделать перевязку,
        у него два ребра были отпилены. "Куцые", — говорю, а он: "Ты скажешь". Так я
        пробыла с Владыкой три дня".
        Владыка в это время поддерживал с Уфимской епархией постоянную связь, надеясь
        вернуться к управлению ею после окончания ссылки.
        Не прерывалась переписка, приходили посылки, собранные прихожанами.
        Из материалов следственного дела 1933г. Анастасии Александровны Евграфовой
        (активной сторонницей "андреевского" течения):
        "Помимо переписки с Владыкой Андреем, [Евграфова] имела переписку с Троицким
        Вениамином, который находится в Мелекессе... Евграфова не только ведет переписку
        с Вениамином и Андреем, но и посылает им посылки с продуктами питания,...
        собирает их по знакомым, благодетелям Ухтомского и Троицкого. К празднику Пасхи
        почтой посылала посылку Ухтомскому. Примерно в апреле месяце по ее инициативе была
        собрана большая посылка — с продуктами и разными вещами Вениамину Троицкому —
        в город Мелекесс, которую хотела направить с Никольской Натальей Павловной и
        Артемьевой Марией [инокиней Марией], но на вокзале Никольская и Артемьева с
        вещами были задержаны ГПУ. Евграфова каким-то образом смогла сбежать и унести
        с собой все письма, адресованные на имя Вениамина"
      Служение
        Средневолжский край, г.Мелекесс (ныне Ульяновская о., г.Дмитровград) 
        епископ 
        Год начала 1933 
        Год окончания 1937 
        В Мелекессе весной 1933г. Владыка Вениамин организовал автокефальный приход
        "непоминающих андреевского течения". Первую службу совершил на Пасху 1933г.
        Он получил разрешение властей совершать богослужения в одном из двух
        открытых в городе храмов (в другом служили обновленцы).
        Из рассказа об этом инокини Марии (Артемьевой):
        "Последний раз я виделась с ним [Владыкой Вениамином] в Мелекессе в Пасху,
        тут я героем была.
        У них в Мелекессе два храма было, в одном обновленцы служили, а другой — старого
        направления, но он пустовал. Власти разрешили Владыке служить: берите, мол, храм и
        служите, только чтоб по домам не служили. Но у него же ничего не было, он ссыльный.
        Кто-то из наших священников спрашивает: "Маня, сумеешь 8 часов выстоять, не сходя
        с места?" Я глаза вытаращила: "Зачем?" Владыке нужно было отправить антиминс,
        так они антиминс положили в Евангелие, Евангелие закрыли, положили в сумочку, и
        эту сумочку повесили на меня, а в поезде меня к окну поставили там, где в вагон
        входишь. Ногами немного переступала, но все равно они онемели, лишний раз не
        дотрагивалась — антиминс, святыня. Приехали в Мелекесс, зашел Владыка, снял с
        меня эту сумку, сошел. Тогда и я сошла.
        В день приезда была Страстная Пятница, вынос Плащаницы. Храм вымыли, из другого
        храма, наверное, кое-что еще принесли. Бух в колокол — народ сбежался, а
        обновленческий храм был почти пустой. И Пасху отслужил Владыка Вениамин".
          В 1934г. Владыка Вениамин разорвал отношения с архиепископом Андреем (Ухтомским),
        написав последнему резкое письмо с обвинениями в переходе его в старообрядчество.
        Из рассказа Ольги Петровны Якиной, верной сторонница Владыки Андрея:
        "В Мелекессе я у него [Владыки Вениамина] была. Как живут такие опальные епископы,
        сами знаете: кто что привезет, кто что даст...
        В 1934г. он написал Владыке Андрею.... письмо... Он обвинил Владыку Андрея, что
        он старообрядец. Владыка Андрей, конечно, никогда старообрядцем не был; он за
        них заступался, он считал их такими же православными, как и мы, он не считал их
        еретиками, — но вторым чином он не перемазывался, — это мне сам Владыка [Андрей]
        говорил, когда я была нелегально в Алма-Ате... Владыка Андрей переписал это письмо
        и послал мне. Я поехала к Вениамину, но, знаете, ни до чего не договорились.
        Поплакал он со мной, но извинительного письма Владыке не послал".
        Этот разрыв с епископом Андреем (Ухтомским) поначалу не означал разрыва с
        Уфимской епархией и с самой идеей автокефалии.
        Однако к 1936г., размышляя о судьбах Церкви, Владыка Вениамин (по данным
        протокола допроса 1937г.), пришел к выводу, что путь, предложенный в церковном
        строительстве епископом Андреем, не верен.
        Из показаний епископа Вениамина (18 декабря 1937г.):
        "Моя деятельность в этой части — активная переписка с епископом Руфином, духовенством
        и верующими Уфимской епархии, стремление укрепить автокефалию и проч. — вызывалась
        тем, что до 1936г. я имел в виду по окончании ссылки вернуться в Уфу...
        И лишь с 1936г.... я своими помыслами отошел от церковной работы...
         Свою деятельность в этой области за время адмвысылки (г.Мелекесс) я считаю
        пассивной, с намерениями уничтожить Уфимскую автокефалию и присоединить к
        высшему церковному совету... "
      Аресты
        Средневолжский край, г.Мелекесс 
        Год ареста 1937 
        День ареста 29 
        Месяц ареста 7 
        Обвинение при аресте "участие в контрреволюционной, церковно-сектантской монархической организации, объединяющей в своем составе кулацкие, белогвардейские, поповско-монашеские и церковно-сектантские элементы" 
      Осуждения
        тройка при УНКВД СССР по Куйбышевской обл. 
        22 /12 /1937 
        Обвинение "один из руководителей контрреволюционной церковно-сектантской монархической организации" 
        Статья ст.58–10 ч.2,58–11,17–58–8 УК РСФСР 
        Приговор  высшая мера наказания — расстрел 
        Групповое дело "дело контрреволюционной группы, возглавляемой епископом Вениамином (Троицким), г.Мелекесс, 1937г." 
        По данным [6], [Зв2] был осужден 21.12.1937г.
        Был обвинен по делу о якобы существовавшей на территории Куйбышевской обл.
        "контрреволюционной церковно-сектантской монархической организации,
        объединявшей в своем составе кулацкие, белогвардейские, поповско-монашеские и
        церковно-сектантские элементы", по которому было репрессировано 269 человек.
        Из обвинительного заключения:
        "Входил в состав руководящего областного центра контрреволюционной церковно-сектантской
        организации, объединявшей многочисленные церковные течения
        "тихоновцев", "григорьянцев", "обновленцев", "христианской студенческой
        молодежи", "тайный скит", "иоаниты", "истинных иосифлян", организацию
        монашеского типа, состоявшую из 8 подпольных монастырей, группу
        католиков-униатов, организацию "андреевцев", группу сектантов "мормонов",
        организацию сектантов-старообрядцев "спасовцев-поморцев", организации
        сектантов-баптистов, евангелистов, пятидесятников и молокан".
        Вопрос:
        "Вы арестованы за активное участие в церковно-сектантской контрреволюционной организации.
        Признаете ли эту причину уместной?"
        Ответ:
        "Активным участником церковно-сектантской контрреволюционной организации по выходе из концлагерей
        я не был и быть не мог по причине ограничения моей свободы адмвысылкой и, кроме
        того, желания в этом направлении окончательно рушились моим отходом от церковных
        дел с 1936г. ".
        Виновным в предъявленных обвинениях себя не признал
    Кончина
      1938 
      День 16 
      Месяц 4 
      расстрел 
      Место Куйбышев (Самара) 
    Реабилитация
      1
        Дата 08/08/1990 
        Кем реабилитирован Президиум Калининского областного суда 
        По году репрессий 1923 
        По данным [6] по делу 1923г. был реабилитирован 06/07/1990г.
      2
        Дата 31/08/1993 
        Кем реабилитирован Прокуратура Республики Башкортостан 
        По году репрессий 1930 
      3
        Дата 18/10/1991 
        По году репрессий 1937 
        По данным [6] по делу 1937г. был реабилитирован Определением Военного Трибунала
        Приволжского Военного округа от 14/01/1956г.
    Публикации ->
      1.Акты Святейшего Тихона, Патриарха Московского и всея России, позднейшие документы и переписка о каноническом преемстве высшей церковной власти, 1917–1943: Сб. в 2-х частях/ Сост. М.Е. Губонин. М., 1994. С.850.
      2.Мохов В., прот., Зимина Н.П. Мученический и исповеднич. путь Церкви в Уфимской епархии (1917–1987гг.)// Ежегодная Богословская конференция Православного Свято-Тихоновского Института: Материалы 1992–1996. М., 1996. С.347.
      3.Осипова И.И. "Сквозь огнь мучений и воды слез...": Гонения на Истинно-Православную Церковь: По материалам следственных и лагерных дел заключенных. М.: Серебряные нити, 1998. С.278.
      4.Шкаровский М.В. Иосифлянство: течение в Русской Православной Церкви. СПб.: НИЦ "Мемориал", 1999. С.279.
      5.Иеромонах Павел Троицкий. Жизнеописание/ Сост.прот.Владимир Воробьев. М.: Православный Свято-Тихоновский Богословский Институт, 2003. С.5–7.
      6.Зимина Н.П. Викарии Уфимской епархии 1920-х годов: священномученик Вениамин (Троицкий; 1901–1937)// Ежегодная богословская конференция ПСТБИ: Материалы 2004г. М.: ПСТГУ, 2004. С.323–349.
      Доклад на богословской конференции ПСТБИ 2004г.
      7.Дамаскин (Орловский), иером. Мученики, исповедники и подвижники благочестия Российской Православной Церкви ХХ столетия: Жизнеописания и материалы к ним. Тверь, 1999. Кн.3. С.384.
    Заявители ->
      1. Ромодановская (Якина) Ольга Петровна
      2. Гончаров Владимир Александрович, исследователь
    Документы ->
      1.Архив УФСБ РФ по Республике Башкортостан. Ф.2. Оп.2. Д.10.
      2.Архив УФСБ РФ по Республике Башкортостан. Д.ВФ-20192.
      3.Список реабилитированных клириков и мирян Калининской обл.

(*Биографический справочник "За Христа пострадавшие", ПСТГУ, М. 1997г., 698с.

(c) ПСТГУ. Факультет ИПМ

  SWITCH TO COPY/SCAN URL