Новомученики, исповедники, за Христа пострадавшие в годы гонений на Русскую Православную Церквь в XX в.
(с) ПСТГУ, ПСТБИ (с) Братство во Имя Всемилостивого Спаса
Home page NIKA_ROOT INDEX ГодСмерти 2005 Дела ows.422 => ows.422 ПЕРИОДЫ ЖИЗНИ
4
    Образование
      Ленинградская Духовная Академия
      Год окончания 1962 
      В 1962г. он закончил Ленинградскую Духовную Академию.
      Защитил магистерскую диссертацию "Знаменный распев как основа русского
      православного церковного пения", которую одобрил Святейший Патриарх Алексий I (Симанский).
      Труд отца Бориса был глубоким, разносторонним исследованием не только
      в области древнего распева, но и в области церковного пения вообще.
      Узнавание знаменного пения, проникновение в его духовную, молитвенную глубину,
      началось для отца Бориса на клиросе под руководством монахини Людмилы.
      Впоследствии оно продолжилось на клиросе единоверческого придела одного
      из храмов Владимирской епархии, где он пел несколько лет, изучая крюковую
      нотацию и способ исполнения знамен, и обрело законченность и глубину
      в Духовной Академии на лекциях проф.Заболоцкого.
      До самой кончины о.Борис сохранил приверженность к этому образу церковного
      пения. Кропотливо трудясь над созданием диссертации, о.Борис обращался
      к исследованиям православных и старообрядческих авторов, светских музыковедов.
      В его распоряжении были древние певческие книги. В богословском осмыслении
      песнопений и Устава Церкви в целом он руководствовался святоотеческим наследием
    Служение
      Псковская о., мест.Малые Толбицы, Свято-Духовская церковь 
      протоиерей 
      Должность  настоятель 
      Год начала 1962 
      Год окончания 1996 
      Будучи во многом снисходительным к духовным детям, ведя их к спасению средним,
      "царским" путем, отец Борис не признавал для самого себя никаких послаблений
      отпусков и выходных, не считая возможным "отдыхать от Бога".
      Каждый житель села и окрестных деревень знал, где находится дом
      священника, и в любое время дня и ночи мог прийти к нему со своей
      печалью: отец Борис никому не отказывал и без промедления шел
      напутствовать умирающих, крестить, оказывать необходимую помощь.
      О.Борис создал церковный хор, которым сам управлял.
      Он не только обучил, но и духовно воспитал в своих певчих и чтецах любовь
      к молитве и богослужению. Даже те, кто редко посещал церковь, переступая порог
      Свято-Духовского храма, ощущали, что это действительно дом молитвы и училище
      благочестия.
      Недалеко от Толбиц находился о.Залит, где проживал старец о.Николай Гурьянов.
      Два старца — о.Николай Гурьянов и о.Борис были духовными соратниками,
      состояли в духовной дружбе. О.Борис приезжал на остров Залит для исповеди,
      а мама протоиерея Николая дружила с супругой протоиерея Бориса.
      Матушка Мария помогала о.Борису во всех его делах, пока ей позволяли
      силы и здоровье.
      В последний год своей жизни матушка слегла, и батюшка проводил бессонные ночи
      у ее постели. Умирая, матушка сказала супругу, что раньше он был для всего
      прихода отцом, а она — матерью, а теперь ему придется совмещать и то и другое,
      что нужно быть для духовных детей более любящей матерью, нежели отцом.
      Завет своей матушки о.Борис хранил до конца своих дней: его удивительно
      бережное, осторожное отношение к каждому из пасомых испытали на себе и сестры
      обители, которые могли сравнить его заботы о них лишь с заботами материнскими.
      После смерти матушки за короткий срок этот мир покинули и многие пожилые
      прихожане, так что к концу 1970-х гг. едва ли не все труды по храму легли
      на плечи о.Бориса: он сам убирал храм, расчищал от снега дорогу к церкви,
      пек просфоры.
      В начале 1990-х гг. произошло знакомство о.Бориса Николаева
      с сестрами Московского Богородице-Рождественского монастыря.
      Богородице-Рождественский монастырь находился еще в поругании и небрежении.
      Монахиня Викторина, назначенная настоятельницей, по благословению Святейшего
      Патриарха, взялась за трудное дело возрождения обители, и в этом святом деле
      Господь посылал ей помощников. Отец Николай Гурьянов благословил помогать в
      восстановлении монастыря одного благодетеля, раба Божия Николая. От последнего
      сестрам монастыря стало известно, что недалеко от о.Николая Гурьянова,
      живет другой старец — протоиерей Борис.
      В начале 1994г. о.Борис заболел воспалением легких и по просьбе вышеупомянутого
      благодетеля обители Николая согласился приехать в Москву на лечение.
      Тяжело больной и немощный старец был встречен на вокзале настоятельницей
      Рождественского монастыря и Николаем: они отвезли его под гостеприимный кров
      обители. Здесь было устроено все необходимое для лечения отца Бориса,
      так что вскоре он поправился и окреп.
      Скромный и застенчивый человек, отец Борис, как никто другой, умел
      быть благодарным за каждую незначительную услугу. Не любил быть в
      центре внимания, избегал славы, и никогда не предлагал своих советов,
      не будучи спрошенным. Если же к нему обращались с просьбой помочь
      советом — не отказывал в помощи. Но в делах веры был строг и мог
      сказать нелицеприятную правду там, где в этом была необходимость.
      Пока о.Борис проходил курс лечения и жил в монастыре, матушка настоятельница
      имела возможность беседовать со старцем о самых насущных вопросах возрождения
      монашеской жизни обители. Узнав, что духовное окормление обители осуществляется
      духовниками сестер, о.Борис твердо и определенно сказал, что духовник должен
      быть один, только тогда насельницы обители будут единой духовной семьей,
      живущей в мире и любви, а иначе ничего хорошего не получится.
      Исполнить совет старца оказалось не просто. Ни одна из предполагаемых кандидатур
      не была утверждена Святейшим Патриархом. Патриарх остановил свой выбор
      на самом протоиерее Борисе, и в 1996г. благословил его стать духовником
      возрождающегося монастыря.
      Когда о.Борису предложили стать духовником обители, поначалу он отказывался,
      ссылаясь на более чем преклонный возраст и болезни (было ему тогда уже за 80),
      но Святейший Патриарх своего мнения не изменил и не отменил своего благословения.
      И смиренный старец принял это благословение как благословение Самого Господа
      Москва, Богородице-Рождественский ставропигиальный женский монастырь 
      протоиерей 
      Должность  духовник монастыря 
      Год начала 1996 
      Год окончания 2005 
      День окончания 29 
      Месяц окончания 12 
      О.Борис к тому времени уже не раз приезжал в обитель. У него сложились добрые
      отношения с настоятельницей и сестрами, которых он полюбил, видя у многих
      из них искреннее стремление к Богу.
      По благословению настоятельницы, он установил порядок богослужения, наладил
      клиросное пение, обучил сестер печь просфоры, проводил с ними беседы
      о знаменном распеве, Церковном Уставе, колокольном звоне, помогал
      возрождающейся обители советом, делом и молитвой.
      Начался новый период духовного возрастания сестер обители под руководством
      богомудрого старца.
      Теперь о.Борис регулярно, два-три раза в год, приезжал в обитель и иногда
      подолгу жил в монастыре, исповедовал сестер, проводил с ними беседы
      о духовной жизни.
      В его возрасте каждый такой приезд был подвигом, но, преодолевая немощи и
      расстояние, он не откладывал своих посещений обители.
      В этот период батюшка составил устав обители на основе древних иноческих уставов
      и уставов ныне действующих обителей, не закрывавшихся в годы гонений.
      По просьбе матушки игумении и сестер на основании своих бесед о духовной
      жизни он написал книгу "Духовная жизнь как предначатие жизни вечной".
      Пришло время, и он переехал в обитель на постоянное жительство.
      Это был наиболее плодотворный период его духовного окормления обители.
      Он вошел в обитель со словами: "Мир дому сему".
      Советами и молитвами отца Бориса воздвигался монастырь, и одновременно
      созидалась обитель духовная на прочном основании Божественной любви.
      Он говорил сестрам обители:
          "Доченьки, любите друг друга. Если этого у вас не будет, никакие каноны
           и поклоны вам не помогут".
      Своей жизнью он показывал пример любви к ближнему: старался облегчить труды
      и духовную борьбу, молитвами подавая благовременную помощь, прогоняя и
      побеждая невидимых врагов и отводя руку тех, кто был их орудиями.
      Не всем в обители пришелся по духу тот путь, следовать по которому с
      любовью и кротостью, но и с неуклонной твердостью предлагал духовник
      монастыря. Трудно было преодолеть себя тем, кто привык жить по
      страстям и своей воле, укоряя других подобно евангельскому фарисею,
      Отец Борис никогда не требовал беспрекословного подчинения от тех, кто
      не принимал его слова, но молился о них и не менял своего доброго к ним
      отношения. И сестры либо исправлялись, осознав правоту духовника,
      либо покидали стены обители.
      О.Борис был удивительно хорошо осведомлен о проблемах современной жизни,
      но никогда не позволял, чтобы суета и мирские отношения заслоняли собой в
      душах его пасомых главную, конечную цель христианина — Царство Божие.
      Он не жалел себя для ближних и делал все что мог на благо обители и
      для духовной пользы обращающихся к нему людей.
      Он шел исповедовать духовных детей, готовился к беседам с сестрами, не обращая
      внимания на усталость или боль.
      Свою последнюю беседу с сестрами о.Борис провел за несколько дней до кончины,
      когда уже с трудом вставал с постели.
      Жил ли отец Борис в обители, на монастырском ли подворье — его распорядок дня
      практически не менялся. До последних дней и часов жизни он оставался
      тружеником духовной нивы и нес свой крест пастыря-священнослужителя.
      На все уговоры и просьбы поберечь себя, дать себе хотя бы некоторое
      послабление он неизменно отвечал:
          "Я должен...".
      Не было ни одного доброго начинания в обители, в которое не был бы вложен труд
      ее духовника, где не был бы услышан его совет, его благословение и
      напутствие.
      Любая болезнь о.Бориса, учитывая его возраст, вызывала у любящих его беспокойство
      и опасения за жизнь старца. Сестры обители усиленно молились о его выздоровлении.
      Матушка игумения и близкие духовные дети прилагали все силы к тому,
      чтобы он поправился и окреп.
      Но с годами он все чаще во время бесед говорил:
          "Если доживу, тема следующей беседы будет такая (и называл саму тему)".
      Спрашивал:
           "Доченьки, хорошо ли вы меня слышите? Спрашивайте, что вам непонятно".
      До последней минуты жизни о.Борис сохранил ясный ум и прекрасную память.
      Он всех помнил и узнавал, напутствуя каждого к спасению так, как вразумлял его
      Господь и подсказывал его духовный опыт.
      О.Борис не всех в одинаковой мере и степени известил о своем близком отшествии,
      но перед своей кончиной старался как можно лучше и ярче напечатлеть у каждого
      в душе учение о всеобъемлющей Божественной любви
    Награды
      митра 

(c) ПСТГУ. Факультет ИПМ