Новомученики, исповедники, за Христа пострадавшие в годы гонений на Русскую Православную Церквь в XX в.
(с) ПСТГУ, ПСТБИ (с) Братство во Имя Всемилостивого Спаса
Home page NIKA_ROOT INDEX ГодОсуждения 1955
Дела ore.460
    Серафим (Томин Михаил Константинович) 
    Год рождения 1923 
    День рождения 16 
    Месяц рождения 11 
    Место рождения Оренбургская губ., с.Бараково 
    схиархимандрит 
    Родился в бедной крестьянской семье 3 ноября по ст.ст. а 3 часа ночи, на день
    св. Архистратига Божия Михаила. Крестили его в тот же день утром с именем
    Михаил, т.к. боялись, что не выживет. В тот же день его причастили.
    Когда ему исполнилось три года, то ноги его оказались сильно искривленными,
    и он не мог ходить. Из села Бараково родители повезли его к ссыльному профессору
    Александру Афанасьевичу Барабину. Барабин, глубоко верующий человек, осмотрев
    его, сказал: "У ребенка не физическая болезнь. Езжайте к схимонахине Зосимии".
    Великая подвижница, прозорливая старица исцелила мальчика и предсказала, что
    он будет монахом. Как только Миша начал ходить и читать, он стал много молиться,
    и делал это с любовью
    Фотографии[1] [2] [3] ПЕРИОДЫ ЖИЗНИ[по 1934г.] [по конец 1930-х годов] [1941г.] [1941-1943гг.] [1944-1951гг.] [с 1951г.] [с конца 1950-х годов (?)]
      Служение
        Оренбургская о., Шарлыкский р., с.Бараково 
        Должность псаломщик, певчий церковного хора 
        Год начала 1928 
        Пятилетним мальчиком он начал прислуживать в храме. Ему сшили маленький
        стихарик, в котором он и пономарил. Однажды на Малом входе в Царские врата он
        вошел впереди батюшки. "Мишуня будет священником", — сказал о.Григорий.
        С 6 лет отрок пел в храме. Стоя на табуретке, читал Апостола, часы. Батюшка
        о.Иоанн его очень любил и часто холодной зимой в бураны носил Мишу, завернув
        в тулуп, в церковь.
        Отец не разрешал Мише дома молиться, и он молился по ночам до утра на кладбище
        у креста на общей могиле умерших от голода в 1921г., там и засыпал.
        Зимой молился в погребе прямо на картошке, пока не засыпал. В школе проучился
        полностью только первый год. Потом его стали исключать за веру, но Господь
        хранил отрока. Когда районный инспектор со всех учеников срывал кресты, у Миши
        крест не тронули, а только выгнали из класса.
      Аресты
        Оренбургская о., Шарлыкский р., с.Бараково 
        Год ареста 1934 
        День ареста 7 
        Месяц ареста 4 
        В 1934г. на праздник Благовещенья в церковь съехались верующие из 20 сел, т.к.
        почти все церкви в округе были уже закрыты, так что храм не вмещал людей.
        В 4 часа утра стали звонить колокола, и до 13 часов дня длилась служба.
        Когда Миша шел в храм в стихаре, то увидел, как батюшку о.Иоанна вывели из алтаря
        два энкэвэдэшника; арестовали также старосту, двух монахинь, забрали также и
        десятилетнего Мишу
      Места заключения
        Оренбургская о., Шарлыкский р. 
        Год начала 1934 
        День начала 7 
        Месяц начала 4 
        Год окончания 1934 
        День окончания 11 
        Месяц окончания 4 
        Всех арестованных закрыли на замок в сарае, где они просидели три дня.
        Его шапка осталась в алтаре, а под стихарем была надета шубенка.
        Батюшка одел на Мишу свою скуфью, а сам без скуфьи мерз. Через три дня батюшку
        расстреляли, остальных осудили на три года тюрьмы. Михаила освободили по
        малолетству. Когда ночью он, пройдя по морозу 7 километров, вбежал в дом,
        отец, взяв плеть, так выпорол мальчика, что стихарь на нем был изрублен,
        как топором. Три месяца Миша провалялся на печке без движения. Ни родители, ни
        сельсовет, ни школа ничего не могли с ним поделать
      Места проживания
        Оренбургская о., Шарлыкский р., с.Бараково 
        Год начала 1934 
        В 1937г. все храмы позакрывали, священников арестовали. Отец выгнал Михаила
        из дома. Отрок построил себе келью во дворе и стал мастерить ведра, столы,
        класть печи и работать кузнецом.
        Потом он, втайне ото всех, решил выкопать "пещеру", как раньше делали монахи.
        Ночью мешком носил землю к реке. Наконец, пещера была готова. Знала об этом
        только бабушка — отцова мать, которая приходила туда вместе с внуком молиться.
        Не раз она говорила Михаилу: "Дорогой голубчик, он [отец] же тебя убьет!...". —
        "Пусть убьет. Я мучеником буду", — отвечал ей Михаил.
        В пещере Михаил поставил крест, сделал гроб и стал спать в нем по примеру
        матушки Зосимии. Пещера выходила в огород, и над ней росла картошка.
        Не раз приезжали чекисты из Шарлыка, разбивали окна в келейке. Михаила забирали
        в райцентр, но отпускали, т.к. был еще мал.
        С 14 лет Михаила обложили подоходным налогом, как взрослого. За веру сына
        его отца-стахановца не приняли в партию и еще много другого он претерпел
        из-за Михаила. Однажды на 2-й день Св.Пасхи выпало первое мая. Отец пришел домой
        поздно. Михаил с бабушкой пели: "Христос Воскресе!". Отец сказал: "Ты долго
        будешь монашить?". Михаил, не сдержавшись, ответил: "Батя! Здесь и вечно".
        Отец что есть силы пнул сына под ложечку, Михаил упал, почернел. После этого
        отец выскочил из дома и побежал топиться, но у самого берега увидел красивого
        старичка в белых одеждах, идущего к нему по небу со стороны реки и сказавшего:
        "Константин, вернись. Опомнись!" Отец вернулся домой, и с тех пор никогда не
        бил Михаила. Рассказал отец Михаилу об этом видении гораздо позже, когда
        уходил на фронт и думал, что не вернется живым
      Служение
        Оренбургская о., Шарлыкский р. 
        Должность рясофорный послушник 
      Аресты
        Оренбургская о., пос.Шарлык 
        Год ареста 1941 
        В начале войны Михаила вызвали в военный комиссариат в Шарлык. Михаил,
        как рясофорный послушник, пришел туда в рясе, скуфейке, лаптях. В сумке его
        находились богослужебные книги. " "Ты откуда такой явился?", — выругавшись,
        сказал комиссар Михаилу и сразу же отправил в тюремную камеру. На другой день
        пытались снять с него рясу, скуфейку, но он сказал, что в рясе пойдет на фронт.
        Волосы в то время у Михаила были ниже пояса, борода еще не росла, а усы только
        пробивались. Его отправили пешком в Оренбург с сопроводительным письмом,
        запечатанным сургучной печатью. Три дня Михаил шел по степи, распевал псалмы,
        плакал и молился. Областной военком тоже удивился, увидев его в рясе. Михаил
        передал ему пакет от комиссара Зайцева. Прочитав, военком сказал: "Он что,
        сумасшедший? Написал про тебя: "Поставьте к стенке и расстреляйте!" Что за
        причина? У нас военный кодекс: если священник или монах не носит форму, а
        остается в рясе, с бородой, то мы имеем право отправить его на линию фронта
        в качестве сапера, санитара, повара, плотника. Ведь вы — плотник и печник?"
        — "Да". — "Мы вас отправим в Бузулук, в строительную часть"
      Места проживания
        Оренбургская о., Бузулукский р., с.Колтубановка, строительная военная часть 
        Год начала 1941 
        Год окончания 1942 
        Первую лютую военную зиму Михаил провел в стройбате. Морозы доходили до
        40 градусов, а он ходил в летней скуфейке. От ветра и мороза правый глаз
        покраснел. Михаила направили в Оренбургский военный госпиталь, но там врачи
        решили, что глаз не спасти. После операции он остался с одним глазом.
        Ему дали вторую группу инвалидности и комиссовали
        Оренбург 
        Год начала 1942 
        Год окончания 1943 
        Стал духовным чадом Владыки Петра (Ладыгина), который скрывался, но продолжал
        тайно окормлять всю Россию.
        Духовные чада Владыки из Оренбуржья (около 25 человек, в том числе и Михаил)
        решили вместе с Владыкой отправиться в Среднюю Азию. Владыку нарядили "узбеком"
        и сели на поезд до Ташкента
        Узбекская ССР, г.Ташкент 
        Узбекская ССР, г.Коканд 
        Узбекская ССР, г.Андижан 
        Киргизская ССР, г.Джелал-Абад 
        Нигде в городах Средней Азии прописку им не давали. Тогда они решили
        удалиться в горы Тянь-Шаня. Остановившись в Джелал-Абаде у духовного сына
        матушки Зосимии, чудом убежавшего от чекистов участника поместного собора
        1917г. оренбуржца Ивана Эльяновича Еременко, подготовились к вынужденному
        бегству в горы: закупали семена, собирали иконы и богослужебные книги.
        Ночью выехали на ишаках в сторону китайской границы и 8 дней пробирались по
        безлюдным местам. Разбили лагерь на плоскогорье высоко в горах Тянь-Шаня
      Рукоположение
        рясофор 
        Мисаил 
        1944 
        Место Киргизская ССР, Джелал-Абадский р., монашеский скит в горах Тянь-Шаня 
        Кто рукоположил схиепископ Петр (Ладыгин) 
        иеродиакон 
        Мисаил 
        1944 
        Место Киргизская ССР, Джелал-Абадский р., монашеский скит в горах Тянь-Шаня 
        Кто рукоположил схиепископ Петр (Ладыгин) 
        иеромонах 
        Мисаил 
        1944 
        Место Киргизская ССР, Джелал-Абадский р., монашеский скит в горах Тянь-Шаня 
        Кто рукоположил схиепископ Петр (Ладыгин) 
      Служение
        Киргизская ССР, Джелал-Абадский р., монашеский скит в горах Тянь-Шаня 
        монах, иеродиакон, иеромонах 
        Год начала 1944 
        Год окончания 1951 
        День окончания 22 
        Месяц окончания 11 
        Схиепископ Петр (Ладыгин) и его духовные чада (22 человека) разбили лагерь
        на плоскогорье высоко в горах Тянь-Шаня.
        Они построили в совершенно диком месте 12 келий и церковь и стали жить по
        строжайшему уставу Андреевского скита на Афоне. Спали только по 3 часа в сутки.
        Молились непрестанно. О.Мисаил отвечал за хозяйство монашеского скита.
        За 7 лет никто не нарушил монашеского уединения. О.Мисаил предлагал Владыке
        уйти дальше в горы. Схиепископ Петр отвечал: "Нет, мне надо окончить
        жизнь, а вам нужно пройти школу на костях". Монахи каждый день ждали ареста
      Аресты
        Киргизская ССР, Джелал-Абадский р., монашеский скит в горах Тянь-Шаня 
        Год ареста 1951 
        День ареста 22 
        Месяц ареста 11 
        В день празднования иконы Божией Матери "Скоропослушница" была отслужена
        Литургия, все причастились и увидели в небе "кукурузник" — монахов выследили.
        "Кукурузник" стал вывозить монахов по двое в г.Джелал-Абад. Владыку Петра увезли
        первым, больше они его не видели (он был сослан под домашний арест в Вятскую о.,
        где и умер). Остальных, в том числе и о.Мисаила, арестовали. Вскоре братия получила
        амнистию. Монахам выдали паспорта, а о.Мисаилу достался "волчий билет", разрешавший
        жить в каком-либо населенном пункте не более 3-х недель подряд
      Места проживания
        Средняя Азия 
        Год начала 1951 
        Он колесил по всей Средней Азии. Устав от бесконечных переездов, он
        подался в бега. В это время на него объявили всесоюзный розыск, о чем он узнал
        много позже. Тайно поехал в Оренбург
        Оренбург 
        В Оренбург приехал на квартиру своей сестры. Появлению его в церкви очень
        обрадовались. На следующий день уже полгорода знало о его приезде.
        За ним началась слежка. Находясь на квартире сестры, он обнаружил, что милиция
        оцепила целый квартал. Он вышел от сестры, надев поверх рясы женское пальто и
        пуховый платок, и скрылся у своего дяди. Потом, несмотря на буран, срочно
        покинул город, пошел в немецкую слободу, т.к. все остальные дороги были
        перекрыты. По дороге, заблудившись, попал в какое-то село, по промыслу Божиему
        постучал в крайний дом. В доме под иконой святителя Николая лежал и отходил ко
        Господу старик, отец хозяйки. Обратившись к о.Мисаилу, он умоляюще произнес:
        "Причастите!" У о.Мисаила ничего с собой не было. Старик исповедался у о.Мисаила
        и сразу после этого умер. Оказалось, что эти люди жили келейно, строго соблюдая
        веру в Бога и не вступая в колхоз. О.Михаил отправился дальше в немецкую слободу
        Оренбургская о., немецкая слобода 
        Год окончания 1955 
        Жил у хозяев-немцев, сектантов. Они знали, что их постоялец — православный иеромонах.
        Однажды о.Мисаил освятил воду и начал пить. Им тоже захотелось, но о.Мисаил
        не разрешил, сказав,: "Нельзя, вы — иноверцы". Вскоре хозяева окрестились у о.Мисаила.
        Потом о.Мисаил прятался 9 месяцев в слободе в единственном доме, где жили
        русские. Не раз приходили из НКВД допрашивать хозяев. Когда к ним приходил
        представитель власти, то он сидел обычно на койке, а о.Мисаил находился под
        койкой. "Вот проклятый одноглазый поп! — жаловался энкавэдэшник. — На него
        всесоюзный розыск объявлен, а мы не можем его схватить!" Однажды ему пришлось
        отсиживаться в колодце, другой раз — в овраге.
        Средняя Азия 
        Год начала 1955 
        В 1955г. о.Мисаил благополучно вернулся в Среднюю Азию.
      Аресты
        Средняя Азия 
        Год ареста 1955 
        В Средней Азии его все-таки арестовали и отправили на вольную ссылку в Пржевальск
        без права выезда
      Осуждения
        ././1955 
        Приговор ссылка 
      Места заключения
        Киргизская ССР, г.Пржевальск 
        Год начала 1955 
      Рукоположение
        схимонах 
        Серафим 
      Служение
        Оренбург 
        схимонах, схиархимандрит 
    Публикации 
      1 Мученики и исповедники Оренбургской епархии ХХ века. Кн.1./ Сост. прот.Н.Стремский. Саракташ, 1998. 
      С.245,249. 
      2 Мученики и исповедники Оренбургской епархии ХХ века. Кн.3./ Сост. прот.Н.Стремский. Оренбург, 2000. 
      С.210–221. 

(c) ПСТГУ. Факультет ИПМ