Новомученики, исповедники, за Христа пострадавшие в годы гонений на Русскую Православную Церквь в XX в.
(с) ПСТГУ, ПСТБИ (с) Братство во Имя Всемилостивого Спаса
Home page NIKA_ROOT INDEX ГодОкончанияПроживания 1873
Дела okn.262
    Гордеева Валентина Сергеевна 
    Год рождения 1862 
    Место рождения Самара 
    начальница обители милосердия 
    По данным [2] — год рождения — 1863г.
    Урожденная Ушакова, по материнской линии в родстве с княжеским родом Голицыных.
    Родилась в семье действительного статского советника, самарского губернатора
    Сергея Петровича Ушакова.
    По другим сведениям, родилась в Москве.
    Семья Ушаковых прожила в Самаре до 1867г.
    В 1867г. С.П.Ушакова назначили уфимским губернатором, и семья переехала в Уфу
    ПЕРИОДЫ ЖИЗНИ[до 1908г.] [1908-1910гг.] [с 1910г.] [до 1923г.] [1923-1929гг.] [1929-1931гг.]
      Места проживания
        Уфа 
        Год начала 1867 
        Год окончания 1873 
        Тульская губ. 
        Год начала 1873 
        В 1873г. С.П.Ушакова назначили губернатором в Тульскую губернию.
        Валентина окончила гимназию
        Санкт-Петербург 
        Год окончания 1887 
        После окончания гимназии Валентина Сергеевна была фрейлиной Государыни
        Императрицы
        Тульская губ., Одоевский у. 
        Год начала 1887 
        Год окончания 1889 
        В 1887г. была обвенчана с Николаем Николаевичем Гордеевым (1850–1906гг.),
        предводителем дворянства Одоевского уезда Тульской губернии
        Бессарабская губ. (г.Кишинев?) 
        Год начала 1889 
        Через два года Н.Н.Гордеева назначили Бессарабским вице-губернатором с производством
        в надворные советники
        Рязань 
        Затем муж Валентины Сергеевны был переведен вице-губернатором в Рязань
        Плоцкая губ. (ныне Польша), г.Плоцк 
        Год окончания 1903 
        Н.Н.Гордеев был губернатором г.Плоцка до 1903г.
        Курск 
        Год начала 1903 
        Год окончания 1906 
        В 1903–1906гг. Н.Н.Гордеев был губернатором г.Курска, в котором за небольшой срок
        его правления он успел сделать очень много. Валентина Сергеевна была
        ему верной помощницей, возглавляла благотворительное общество в Курске.
        В 1903г., в год прославления прп.Серафима Саровского, по инициативе Н.Н.Гордеева
        была создана временная комиссия по составлению жизнеописания святого земляка.
        Знакомство Гордеевых с Великой Княгиней Елизаветой Федоровной состоялось сразу
        же по приезде Великой Княгини в Россию. Они дружили семьями.
        Валентина Сергеевна была образованным человеком, знала несколько иностранных
        языков, хорошо рисовала и писала иконы, сочиняла стихи.
        В 1906г. у Валентины Сергеевны скоропостижно умер муж
        Тульская губ., с.Якшино 
        Год начала 1906 
        После кончины мужа Валентина Сергеевна сначала поселилась в своем родовом
        имении Якшино. В имении был великолепный храм, роскошный барский дом и
        уникальный сад.
        Вскоре она переехала в Москву, передав имение своим племянникам — Николаю и
        Владимиру Эммануиловичам Голицыным
        Москва 
        Год окончания 1908 
        В Москве Валентина Сергеевна оставила светскую жизнь и, следуя примеру Великой
        Княгини Елизаветы Федоровны, посвятила себя служению больным и бедным.
        Она стала сестрой милосердия в московских больницах.
        Трудилась в Комитете по оказанию помощи семьям лиц, призванных на войну, возглавляемом
        Великой Княгиней Елизаветой Федоровной
      Служение
        Москва, Марфо-Мариинская обитель милосердия 
        Должность помощница Великой Княгини Елизаветы Федоровны в управлении обителью 
        Год начала 1908 
        Год окончания 1910 
        В 1908г. Великая Княгиня Елизавета Федоровна пригласила Валентину Сергеевну
        своей помощницей в только что созданную Марфо-Мариинскую обитель милосердия.
        Из стихотворения В.С.Гордеевой "Послушание":
            "В убогой келье одинокой,
             На хладных каменных плитах,
             В тиши обители далекой
             Молился пламенно монах.
             Просил у Господа прощенья,
             Самоотверженности, сил,
             Чтоб побороть те искушенья,
             Что он с трудом переносил.
             На нем лежало послушанье
             Пришельцев, бедняков кормить,
             Но к ним святого состраданья
             Не мог в себе он возбудить.
             Был полдень. В келье полутемной
             Вдруг свет лучистый воссиял
             И уголок молитвы скромный
             Струею теплою обдал.
             И инок увидал в смятенье
             Христа в хитоне пред собой.
             Он пал на землю в восхищенье,
             Исполнен радости святой.
             То был Господь не в час страданья,
             Не в час распятья на кресте,
             Не в час молитвы в Гефсиманьи
             С следами крови на Лице, —
             То был Господь, как Он являлся
             Путь жизни людям указать,
             Когда на гору поднимался
             Святую проповедь сказать.
             То был Господь, когда полями
             На Пасху в град Иерусалим
             Спокойно шел с учениками,
             С толпой, грядущею за Ним.
             Из глубины души смиренной
             В восторге инок возгласил:
             "Кто ж я, что Ты, Господь вселенной,
             Меня сегодня посетил?
             О, дай всем сердцем помолиться
             Упавши ниц перед Тобой.
             И дай мне счастьем насладиться
             Молитвой чистою — святой".
             Но вдруг протяжный звон раздался,
             Несясь далеко по полям.
             Им час полдневный возвещался —
             Раздачи хлеба беднякам.
             Тот звон внезапное страданье
             В душе монаха возбудил.
             Ужель идти на послушанье?
             Оставить Господа нет сил.
             Но голос совести, смиренья
             Шептал: "Ты долг свой исполняй,
             А все тревожные сомненья
             На волю Господа отдай".
             И он пошел туда, где ждали
             Те, кто так часто голодал,
             Кого мученья так терзали,
             Что запах хлеба убивал.
             Им ныне монастырь казался
             Звездою райской, золотой,
             А хлеб, что щедро раздавался,
             Казался Трапезой Святой.
             Окончил инок послушанье,
             Обратно в келию спешит.
             В душе тревога, ожиданье,
             И сердце трепетно стучит.
             Ушел ли гость неоцененный,
             Иль ждет его Он, может быть...
             С надеждой тайною, священной
             Спешит он дверь приотворить.
             И что же? Дивное сиянье
             Он снова в келье увидал,
             И оправдалось ожиданье —
             Господь опять пред ним стоял.
             И Глас Божественный раздался:
             "Зачем ты возроптал тогда?
             И если в келье ты остался,
             То Я ушел бы навсегда".
                   В.Г."
      Рукоположение
        крестовая сестра 
        1910 
        День 9 
        Месяц 4 
        Кто рукоположил архиепископ Трифон (Туркестанов) 
        9 апреля 1910г. Валентина Сергеевна и Великая Княгиня Елизавета Федоровна вместе
        с 15 насельницами обители были посвящены Преосвященным Трифоном (Туркестановым)
        в крестовые сестры. (На Руси был старинный обычай крестового побратимства или
        посестричества, когда люди, не состоящие в кровном родстве между собой, обменивались
        нательными крестами в знак более высокого родства — во Христе).
        На следующий день Великая Княгиня Елизавета Федоровна была посвящена в настоятельницы
        обители
      Служение
        Москва, Марфо-Мариинская обитель милосердия 
        Должность казначея, помощница настоятельницы, начальница обители (с 1918г.) 
        Год начала 1910 
        День начала 9 
        Месяц начала 4 
        Год окончания 1923 
        Валентина Сергеевна стала ближайшей помощницей Великой Княгини в управлении обителью.
        Сестры обители говорили:
            "Великая Княгиня Елизавета Федоровна по духовной части — Мария, а Валентина
             Сергеевна — Марфа".
        Валентина Сергеевна была казначеей. В ее обязанности входила вся хозяйственная
        часть, ведение отчетов, производство всех текущих расходов, надзор за порядком и
        чистотой, и, при отсутствии настоятельницы она исполняла ее обязанности.
        Во всех паломнических поездках по святым местам Валентина Сергеевна сопровождала
        Великую Княгиню Елизавету Федоровну.
        В 1918г., после ареста и мученической гибели Великой Княгини Елизаветы Федоровны
        сестры обители на собрании под председательством своего духовника отца Митрофана
        Сребрянского (в будущем — архимандрита Сергия) избрали Валентину Сергеевну
        настоятельницей обители. В этой должности она была утверждена св.Патриархом Тихоном.
        Она была деятельной настоятельницей.
        Из интервью американской журналистки Риты Чайлд Дорр, посетившей Москву и
        Марфо-Мариинскую обитель в августе 1917г. и описавшей свою встречу с Валентиной
        Сергеевной:
             "Все отмечали большую работоспособность Валентины Сергеевны. У нее прекрасное
              лицо, четкий голос и быстрые, изящные движения. Ее хорошее произношение,...
              французский язык мадам Гордеевой был настолько совершенен, что мне
              казалось, что я разговариваю с парижанкой... Женщина до кончиков пальцев,
              мадам Гордеева носит сестринское облачение с той же грациозностью,
              как если бы она носила творения модельеров... ".
        С приходом Советской власти все денежные средства обители были национализированы,
        благотворители были сами разорены. В обители в это время жило 105 сестер.
        Большой заслугой Валентины Сергеевны явилось то, что несмотря на трудности,
        большинство учреждений обители — больница, амбулатория, аптека, школа, столовая —
        оставались для бедных бесплатными даже в 1920г.
        С 1917г. средства добывались работой сестер. Кроме того, благодаря усилиям
        Валентины Сергеевны, община стала получать от Замоскворецкого райсовета помощь
        на существовавшую больницу на 30 коек и амбулаторию на 100 человек в день, а
        также бесплатную столовую на 450 человек (которая в 1920г. была закрыта).
        Больница была в совместном пользовании обители и Мосздравотдела (МЗО).
        В 1919г. аптека была национализирована, а через три года МЗО вернул ее в ведение
        Общины.
        В 1919г. храм Покрова Пресвятой Богородицы и храм Марии и Марфы были переданы сестрам
        и верующим в безвозмездное пользование по договору
      Аресты
        Москва 
      Осуждения
        ././. 
        Обвинение "хранение церковного вина" 
        Приговор 2 года лишения свободы, приговор отменен 
        При Советской власти была осуждена с двумя сестрами за "хранение церковного вина"
        на 2 года.
        Но после жалобы в органы решение суда было отменено
      Служение
        Москва, Марфо-Мариинская обитель милосердия (трудовая община) 
        Должность начальница обители 
        Год окончания 1923 
        В октябре 1922г. на собрании сестер ради сохранения обители было решено сменить
        название на "Марфо-Мариинская трудовая община".
        Был избран совет общины, в которую вошли самые активные и деятельные сестры
        милосердия. Валентина Сергеевна была избрана председателем совета.
        На том же собрании был принят устав общины из 16 пунктов.
        Но власти потребовали внести изменения в устав: исключить из задач общины
        просветительские цели, потребовали, чтобы совет избирался не на 5 лет, а на
        один год и т.п. Ради сохранения общины сестры согласились сделать изменения
        в уставе
      Аресты
        Москва 
        Год ареста 1923 
        Месяц ареста 2 
        Обвинение при аресте "сокрытие церковных ценностей" 
        В феврале 1923г. Валентина Сергеевна была арестована вместе с духовником обители
        протоиереем Митрофаном Сребрянским (впоследствии архимандрит Сергий), священником
        Вениамином Воронцовым (впоследствии митрополит Ленинградский), на свободе из
        духовных руководителей обители остался лишь недавно приехавший в Москву молодой
        священник о.Иоанн Игошкин (впоследствии преподобноисповедник архимандрит Гавриил).
        Арестованных обвиняли в противодействии властям, в том, что о.Митрофан зачитывал
        с амвона воззвание Патриарха Тихона об изъятии церковных ценностей.
        Валентина Сергеевна была отпущена после допроса и вернулась в обитель.
        О.Вениамина продержали в тюрьме 6 месяцев и отпустили на свободу, он вернулся на
        службу в обитель.
        О.Митрофан Сребрянский был отправлен на 3 года в Тобольскую ссылку
        Москва 
        Год ареста 1923 
        День ареста 12 
        Месяц ареста 8 
        12 августа 1923г. была арестована и заключена в Бутырскую тюрьму
      Осуждения
        ././1923 
        Приговор дело прекратить, подписку о невыезде аннулировать 
        Обвинялась в том, что якобы "распускала ложные слухи о скором падении Советской
        власти и восстановлении монархии".
        В коллективном письме "членов Марфо-Мариинской трудовой общины" сестры обители
        ходатайствовали об освобождении Валентины Сергеевны на поруки,
        "принимая во внимание преклонный возраст обвиняемой".
        В 1923г., не ранее 25 сентября, освобождена из тюрьмы под подписку о невыезде.
        В 1923г., после 1 декабря, ввиду бездоказательности обвинения дело прекращено,
        подписка о невыезде аннулирована
      Места заключения
        Москва, Бутырская тюрьма 
        Год начала 1923 
        День начала 12 
        Месяц начала 8 
        Год окончания 1923 
      Служение
        Москва, Марфо-Мариинская обитель сестер милосердия (трудовая община, трудовая артель в 1925г.) 
        Должность начальница обители милосердия 
        Год начала 1923 
        Год окончания 1925 
        В 1925г. устав общины был аннулирован властями. Тогда сестры решили переименовать
        Марфо-Мариинскую трудовую общину в трудовую артель.
        Сестры зарабатывали деньги частной практикой: стегали одеяла, шили тряпичные куклы,
        ухаживали за больными.
        Началась усиленная травля обители со стороны воинствующих безбожников.
        Из статьи "Советские Марфа и Мария" (газета "Правда", октябрь 1925г.):
              "...Хлопотами Сребрянского (угодившего не так давно, по причине пагубной
               страсти к драгоценным камням в священных предметах, в места, где
               водятся тюлени),...на Большой Ордынке был основан патронируемый особой
               царствующего дома районный церковно-черносотенный агитпром... О пропагандистских
               успехах "диаконисс" нам пока ничего неизвестно, но несомненным является то,
               что тишайшая обитель была подлинным филиалом общества двуглавого орла...
               Прошедший "духовные курсы" церковно-черносотенной премудрости личный
               состав обители целиком сохранился в ней по настоящий день.
               Во главе милосердного дела стоит Гордеева, вдова бывшего тульского
               губернатора и казначея Великой Княгини Елизаветы Федоровны...
               Весь прошлый уклад жизни, вплоть до диаконисских служений в домашних
               церквах сохранен целиком; домашняя молельня Великой Княгини и вещи, ей
               принадлежащие, хранятся и посейчас как реликвия; помещения "трудовой общины"
               сплошь увешаны великокняжескими портретами и изображениями сосланного в
               Нарым духовника Митрофана Сребрянского...
               Советских Марфу и Марию пора бы ликвидировать".
        Сестры обители обратились в эту газету с просьбой опубликовать опровержение клеветы.
        В защиту сестер выступил известный академик архитектуры А.В.Щусев, но это не помогло
        Вскоре после опубликования пасквиля в обитель прибыла комиссия с ревизией,
        которая, проверив все финансовые и хозяйственные документы, составила фальшивый
        акт, будто бы в обители выявлено много нарушений. Акт был отправлен в ОГПУ, и
        против сестер обители было возбуждено уголовное дело.
        Сестер по очереди вызывали на допрос на Лубянку. Чекисты назвали Елизавету Федоровну
        "коммунисткой", т.к. она смогла построить островок коммунизма в обители: сестры
        работали, но не получали зарплаты и жили на всем готовом.
        Валентина Сергеевна, как и большинство сестер, на допросах держалась мужественно.
        4 февраля 1926г. были опечатаны все шкафы, подсобки, запасные двери, были поставлены
        209 печатей
      Осуждения
        Особое Совещание при Коллегии ОГПУ СССР 
        08/02/1926 
        Обвинение "укрывательство и пособничество контрреволюционным преступлениям" 
        Приговор 3 года высылки в Киргизский край с последующим запретом проживания в Москве и области 
        12 января 1926г. вместе со всеми сестрами привлечена к следствию по обвинению
        в "укрывательстве и пособничестве контрреволюционным преступлениям" с мерой
        пресечения — подпиской о невыезде до суда.
        8 февраля 1926г. постановлением ОСО при Коллегии ОГПУ вместе со всеми сестрами
        определена к высылке на 3 года в Киргизский край.
        18 февраля 1926г. в Марфо-Мариинскую обитель прибыли вооруженные солдаты.
        Командир зачитал постановление ОСО от 8 февраля о высылке сестер во главе с настоятельницей
        Валентиной Сергеевной Гордеевой и о закрытии обители.
        Было приказано:
           "Ничего лишнего не брать, одну смену белья".
        Все 111 сестер были посажены в кузова машин и вывезены на вокзал для дальнейшей
        отправки в разные отдаленные районы страны.
        Старшие 18 сестер во главе с Валентиной Сергеевной Гордеевой были высланы
        в Киргизский край.
        Кельи сестер заняли коммунисты. Обитель была ликвидирована
      Места заключения
        Киргизия, г.Кзыл-Орда 
        Год начала 1926 
        День начала 23 
        Месяц начала 2 
        23 февраля 1926г. Валентина Сергеевна с другими сестрам прибыла в г.Кзыл-Орду.
        Затем часть сестер отправили в Казалинск
        Киргизия, г.Казалинск 
        Год начала 1926 
        Год окончания 1929 
        Некоторое время Валентина Сергеевна работала счетоводом в Финотделе, затем была
        уволена как ссыльная.
        Из воспоминаний ссыльной монахини Марфо-Мариинской обители Надежды (З.А.Бреннер):
              "Валентину Сергеевну, как и прежде, считали своей настоятельницей, без ее
               благословения и совета ничего не предпринимали. Она была нам, как мать
               родная. Несмотря на свое высокое аристократическое происхождение, никогда
               этого не показывала, а к нам обращалась: "Душечка".
               В Казалинске мы сняли комнату, в общем, устроились хорошо.
               Валентина Сергеевна благословила меня пойти в Финотдел, попроситься на
               работу, т.к. я была по специальности бухгалтер с большим опытом. А мне
               боязно... Ну, иду на другой день. "Ничего, что ссыльные, — говорят, —
               нам работники московские нужны. Приходите". Жалованье мне назначили 76 рублей.
               Через некоторое время взяли на работу Валентину Сергеевну. Она всю работу
               выполняла очень быстро, ведь была казначеей обители, и ей приходилось
               работать с банками и финотделами. Но когда узнали в ОГПУ, пришли в
               удивление, что ссыльным доверили все секретные финансовые документы,
               и Валентину Сергеевну уволили, а я осталась работать. Ей было 63 года,
               и врач выдал ей справку, чтобы она каждый день не являлась на ежедневную
               регистрацию в ОГПУ.
               Это было в Страстную Пятницу 1928 года: меня повесткой вызвали в ОГПУ и
               объявили, что по ходатайству моей матери, которая проживала в Москве,
               мое дело пересмотрели, и я свободна, а Валентина Сергеевна останется здесь
               еще на год. Тут я расплакалась и заявила, что не оставлю Валентину Сергеевну.
               Меня назвали сумасшедшей. Прихожу домой. Даже не хотела говорить Валентине
               Сергеевне. Она сама спрашивает: "Ну, что там?" — "Да вот, — говорю, — мать
               за меня, оказывается, хлопотала... Освободили меня". Она так поглядела на
               меня: "К Фросе теперь поедешь?" — "Нет, — говорю, — я Вас не оставлю". Да...
               В 1929г. всех нас освободили.
               Валентина Сергеевна решила ехать в Ростов и написала письмо матушке Любови
               (в миру — Евфросиния Никитична Журило), чтоб она тоже собиралась.
               Евфросиния Никитична Журило одна из самых активных сестер обители. В
               Туркестане она возглавила "подпольный центр помощи ссыльным" и многих
               спасла от голода и холода. Евфросиния Никитична ответила Валентине Сергеевне
               письмом, в котором просила ее ехать не в Россию, а к ним в Туркестан,
               но слово настоятельницы было законом. Валентина Сергеевна даже рассердилась,
               но все-таки решили все ехать в Ростов Великий".
        В 1929г. она была освобождена с лишением права проживания в Москве и Московской губ.
      Места проживания
        Ярославская губ., г.Ростов 
        Год начала 1929 
        Вместе с несколькими сестрами она поселилась в г.Ростове Ярославской губ.
        Из воспоминаний матушки Надежды:
             "В Ростове нашли квартиру, а съехалось нас 6 человек. Кроме нас, сюда приехали
              жить многие сестры из обители. Но недолго пришлось нам здесь жить.
              Родина нас встретила неприветливо.
              В Ростове мы подружились с архиепископом Варлаамом (Ряшенцевым), который
              нас благословил уехать из Ростова, "т.к. всех вас арестуют и отправят по
              разным местам". Мы здесь получили паспорта и союзные книжки и снова уехали
              в Туркестан. А сестры, которые остались жить в Ростове, вскоре были арестованы"
        Таким образом, по благословению архиепископа Варлаама (Ряшенцева) Валентина
        Сергеевна вместе с сестрами обители выехала в Туркестан
        Туркестан (Казахстан), г.Алма-Ата 
        Год окончания 1931 
        День окончания 31 
        Месяц окончания 7 
        Из воспоминаний матушки Надежды:
             "В Туркестане жить было спокойно, местные к нам относились хорошо.
              Мы работали, вечерами дома стегали одеяла на продажу. Продолжали жить
              по Уставу Марфо-Мариинской обители, много молились. Так мы прожили два года.
              Шел 1931 год. Валентина Сергеевна стала сильно болеть и с каждым днем
              слабеть"
    Кончина
      1931 
      День 31 
      Месяц 7 
      Место Казахстан, г.Алма-Ата 
      Место захоронения Казахстан, г.Алма-Ата, кладбище, около Покровской часовня 
      Скончалась 18/31 июля 1931г. в Алма-Ате.
      Из воспоминаний матушки Надежды:
            "... в субботу после Всенощной Валентина Сергеевна тихо и мирно отошла
             ко Господу. Накануне в четверг она видела видение: Преподобный Серафим
             Саровский велел ей подняться в гору. И она почему-то решила ожидать субботу
             и Всенощную. Возможно, Ангел-Хранитель ей заранее предсказал час смерти,
             и она его ждала.
             На похоронах гроб с телом Валентины Сергеевны несли ссыльные священники и
             монахи. Похоронили за городом на кладбище около часовни в честь Покрова
             Пресвятой Богородицы рядом с могилой ссыльного архимандрита".
      В настоящее время место захоронения не сохранилось, там построен большой жилой дом
    Публикации 
      1 Подвижники Марфо-Мариинской обители. Под ред. прот.Александра Шаргунова. М.: Хронос-Пресс. 2007. 144с. 
      С.50,53,57–63. 
      2 http://www.pravoslavie.ru/smi/967.htm (сайт Московского Сретенского монастыря). 
      3 http://www.cofe.ru/blagovest/article.asp?heading=42&article=13148 (Благовест. Православная газета. Наследница Великой Матушки). 
      4 http://www.sedmitza.ru/lib/text/691723/ (Христофоров В.С. О закрытии Марфо-Мариинской обители милосердия// Вестник церковной истории. 2008. N 1. С.130–152.). 

(c) ПСТГУ. Факультет ИПМ