Новомученики, исповедники, за Христа пострадавшие в годы гонений на Русскую Православную Церквь в XX в.
(с) ПСТГУ, ПСТБИ (с) Братство во Имя Всемилостивого Спаса
Home page NIKA_ROOT INDEX ГодАреста 1945 Дела o10.98 => o10.98 ПЕРИОДЫ ЖИЗНИ
6
    Служение
      Казахстан, г.Актюбинск 
      архимандрит 
      Год начала 1946 
      Месяц начала 5 
      Год окончания 1947 
      Еще в тюрьме ему было видение, о котором он рассказал в проповеди:
           "Я был лишен самого главного блага — свободы. И вот я вижу сон, будто в
            наш лагерь приехал архиерей, чтобы облегчить участь одних, утешить
            надеждой на освобождение других. В числе прочих подхожу к нему последним
            и я. Конечно, стриженый, в ватной куртке, совсем не похожий на архимандрита.
            Передо мною сидит величественный старец с очень большой белой бородой.
            Глубокие очи смотрят ласково, сочувственно и умно. Характерные брови,
            выступающие вперед седыми кустиками. Голос очень приятный, баритональный
            бас. И он сразу говорит мне:
                  "Мы о Вас думаем, отец архимандрит. Потерпите немного, и Вы выйдете
                   на свободу и будете служить Церкви Божией..."
            Всем подходящим к нему Владыка раздавал бумажные образки. Подает он такой
            и мне со словами:
                  "Вот на Вашу долю остался этот образок Воскресения Христова. Приимите
                   его в знак того, что Вы воскреснете отсюда для служения в храме Божием"
            Этот сон поселил во мне надежду на освобождение, которое и произошло через
            некоторое время... Я очутился на свободе в одном из городов Казахстана [Актюбинске].
            Тамошние батюшки рассказали мне, что недавно образовалась Алма-Атинская
            Казахстанская епархия, о чем я не знал, и что во главе ее стоит архиепископ
            Николай (Могилевский), очень всем понравившийся. Он уже бывал в этом городе и
            вскоре опять ожидался туда опять к престольному празднику — дню памяти
            св.равноап. кн.Владимира. Сказали, что у них и фотография его в группе с
            духовенством. Можете себе представить мой трепет, когда, взглянув на этот
            снимок, я сразу узнал в архиепископе Николае того самого Владыку, который
            во сне обещал мне освобождение!... С большим нетерпением я стал ожидать его
            приезда и убедился в том, что и голос его наяву был совершенно такой, какой
            звучал мне во сне. Мы познакомились и, как часто бывает, нашли много общих
            знакомых, что еще более сблизило нас; оказалось, что мои духовные руководители
            были его друзьями. Затем у нас возникла переписка, и Владыка пригласил меня
            в Алма-Ату, где мы прослужили с ним в мире, согласии и единодушии восемь лет".
      Действительно, Владыка Николай (Могилевский) взял архимандрита Исаакия с собой
      в Алма-Ату, добился для него прописки, назначил настоятелем в Казанскую церковь
      Казахстан, г.Алма-Ата, Казанская церковь 
      архимандрит 
      Должность  помощник настоятеля 
      Год начала 1947 
      Год окончания 1948 
      Казахстан, г.Алма-Ата, Свято-Никольский кафедральный собор 
      архимандрит 
      Должность  настоятель, член епархиального совета и секретарь епархиального управления Алма-Атинской и Казахстанской епархий 
      Год начала 1948 
      Год окончания 1957 
      День окончания 30 
      Месяц окончания 12 
      Отец Исаакий в течение десяти лет был настоятелем Никольского собора.
      В Алма-Ате о.Исаакий начал поиски своих родных. Он пытался писать на родину,
      но после войны от д.Хотыницы не осталось и следа. Как рассказывал сам о.Исаакий,
      жил он тогда в Алма-Ате на ул.Сибирской. Как-то прилег на кровать и видит сон:
      стоит перед ним Владыка Евлогий с кадилом и с ним Владыка Сергий и говорят:
           "Мы пришли отпеть твою маму Анну".
      О.Исаакий поспешно встал с постели, как будто это было наяву, и прямо в носках
      устремился к двери, за которую устремились Владыки.
      О.Исаакий еще ощущал запах ладана, но в квартире никого не было... О.Исаакий
      рассказал о видении владыке Николаю, и тот благословил отпеть рабу Божию Анну.
      Отпевал о.Исаакий свою маму дома. Позже он узнал, что она и его сестры погибли
      в блокаду.
      В Алма-Ате архимандрит Исаакий был сподвижником и надежным помощником
      митрополита Николая (Могилевского) в деле духовного возрождения Казахстанской
      епархии в период "сталинского перемирия" и послевоенной разрухи.
      Архимандрит Исаакий совершал тайные монашеские постриги, тем самым укреплял
      молитвенное горение духа среди своей паствы.
      Память о нем сохраняется как о подвижнике благочестия, явившем пример истинного
      пастыря, душу свою полагавшего за чада свои. Многим он открыл путь ко спасению,
      многих обратил к Богу. О.Исаакий со слезами молился Пречистой Божией Матери,
      вымаливая у Нее прощение грехов и помощь для своих духовных детей.
      Много раз он выручал своих духовных чад житейским мудрым советом, силой своих
      святых молитв, поражал прозорливостью.
      Его духовные чада отмечали:
           "Наш отче умел так молиться, что его слышал Бог. Как он молился! Казалось,
           все святые небожители были его друзьями, и он только вздохнет о ком-то — и
           они его слышат... ".
      А.Я.Юрпольская, врач и духовная дочь архимандрита Исаакия рассказывала:
          "В 1949г., будучи кормящей матерью, я заболела грудницей: температура 40 градусов,
           сильные боли в груди. А ребеночку — 43 дня (отец Исаакий и крестил девочку).
           Обратилась к о.Исаакию с просьбой помолиться... От сильной боли металась,
           потом вроде заснула и увидела Святителя Николая и отца Исаакия — сразу же
           проснулась. Удивительно: боли в груди нет, температура нормальная, а грудь
           твердая — но от молока. На другой день пошла в храм к отцу Исаакию
           благодарить за выздоровление, а он говорит:
                  "Я молился у мощей великомученицы Варвары".
           И еще один случай. Моей дочери было полтора годика. Отец Исаакий был у нас
           в доме. Дочь бегала около меня, а я подумала: "Вот будет еще один врач".
           Через некоторое время о.Исаакий обращается ко мне:
                   "Вы думаете, что Варенька будет врач? Нет, она будет преподавателем".
           Так оно и исполнилось".
      О силе молитв архимандрита Исаакия вспоминали его духовные дочери Галина и
      Валентина. Валентина (она работала фельдшером), чтобы вылечить Галину от ангины,
      решила оросить ее горло пенициллином из шприца, но неожиданно игла выскочила
      и попала в пищевод Галины. Однако по непрестанным молитвам о.Исаакия,
      игла перевернулась тупым концом вниз, потихоньку продвигалась к выходу и на
      третий день благополучно вышла:
           "Отец Исаакий молился, и мы, грешные, вместе с ним. Мы все легко вздохнули,
            а отец только молча перекрестился. Вот так всегда было при жизни отца:
            все беды, постигавшие нас, как только о них узнавал отец, проходили незаметно,
            как будто сами по себе".
      Из воспоминаний крестника о.Исаакия Якова Тимофеевича П.:
           "Не все мы знали, что отец Исаакий мог обличить в содеянном грехе...
            В нашем цехе уборщицей работала Мария, прихожанка Никольского собора...
            Она стала жаловаться, будто во время уборки цеха "бес заскакивал ей на
            спину и танцевал". Она это ощущала и от такого недуга сильно мучилась,
            страдала духовно и телесно. Врачи ничем не могли помочь, ей становилось
            все хуже и страшнее. Я предложил ей обратиться к отцу Исаакию, что она
            и сделала. Отец Исаакий призвал ее к покаянию, чтобы избавить от недуга.
            Однако полного покаяния не было. Отец Исаакий сам обличил ее грех, указал
            первопричину тяжелой болезни. По мере раскаяния и ее искренней веры,
            а главное, по молитвам архимандрита Исаакия, искушение у Марии стало
            проходить и здоровье улучшилось...
            Мы, окружавшие его духовные чада, знали силу его духовного врачевания, но сам
            отец Исаакий никогда об этом не говорил. Часто в беседе с нами указывал на
            наши грехи, обличая иносказательно, как будто это грехи других людей. Многие
            видели себя в этих рассказах, понимали и раскаивались в своих грехах.
            Многие обращались к нему со своими недугами. Батюшка советовал смазывать больные
            места елеем от лампадки и просить при этом у Господа прощения своих грехов, а
            сам в это время усердно молился о духовном чаде перед Всевышним и Пречистой
            Богородицей — вот и получал больной исцеление! Да, отец Исаакий был усердным
            молитвенником перед Богом, по его молитвам многие получали прощение грехов и
            избавление от недугов".
      Валентина Л. из Алма-Аты, духовная дочь о.Исаакия, бывшая медсестрой при нем,
      вспоминала:
           "Для нас, духовных чад, он был любящим и снисходительным отцом, всепрощающим
            и от своего сердца, и властью, данной ему от Бога. Это был необыкновенный
            человек. К отцу Исаакию подходило высказывание апостола Павла:
                   "Мы ничего не имеем, но всем обладаем".
           И наш отец не имел ни кола, ни двора, как говорится. Имел, правда, и кровать
           и, когда в изнеможении ложился на нее, говорил:
                   "Я бы поставил памятник тому человеку, который придумал кровать... ".
           И вот, не имея ничего, он щедро одаривал нуждающихся материально.
           Духовным богатством одаривал всегда и всех — кто сколько может вместить.
           А как строго он относился к себе! Страдая сахарным диабетом, при котором
           так необходимо пополнение сгоравших калорий, он строго соблюдал посты:
           на первой седмице Великого поста не ел до позднего вечера. И, когда читал
           в соборе канон Андрея Критского, горло у него пересыхало, но он выдерживал... ".
      Когда о.Исаакий был помоложе, но тоже больной, он на первой седмице Великого
      поста не вкушал пищи до среды, до окончания Литургии Преждеосвященных Даров.
      Из воспоминаний крестницы и духовной дочери о.Исаакия А.В.Окуневой:
          "Встреча с о.Исаакием перевернула всю жизнь моей мамы. Мама была поражена его
           обаянием, высокой культурой, богословскими и научными познаниями, знанием
           нескольких иностранных языков. Мой отчим был неверующим, но душеполезные
           беседы с отцом Исаакием обратили его к Богу. В 1949г. отец Исаакий венчал
           моих родителей, которые стали его духовными чадами.
           Моя мама была безнадежно больна. Она переживала мою будущую сиротскую жизнь,
           поэтому слезно просила своего духовного пастыря не оставлять меня, быть мне и
           отцом, и крестным, и духовником. Так и сложилась моя жизнь... После смерти
           мамы меня забрала из Алма-Аты мамина сестра Ангелина — тоже духовная дочь
           отца Исаакия. С того времени я острее почувствовала попечительство своего
           крестного отца. От него я получала наставления на дальнейшую жизнь,
           благословение на учебу в институте, аспирантуре и при необходимости
           материальную помощь.
           Архимандрит Исаакий сам крестил меня в 1948г. Крестный был моим покровителем,
           попечителем, наставником и духовным пастырем.
           Вспоминаю свой день Ангела. В гости обязательно приглашали крестного и
           духовных чад отца Исаакия с детьми. После службы в храме готовились к
           встрече, ждали, а нас, детей, посылали несколько раз к автобусной остановке
           встречать... Крестный привозил мне большую просфору и коробку конфет
           (не полную, но по тем временам это была большая роскошь) и много конфетных
           фантиков для коллекции. После водосвятного молебна бывал обед...
           Незабываемы были дни Ангела самого архимандрита Исаакия...
           Духовные дети, зная о его любви к цветам, всегда приносили ему множество
           цветов в подарок.
           Отец Исаакий был удивительным рассказчиком, и мы, непоседливые дети,
           с замиранием сердца слушали его рассказы о ветхозаветном пророке Моисее...
           После его рассказов я и по сей день с особой любовью почитаю пророка Моисея.
           Крестный знал нашу семейную привязанность и подарил нам изображение пророка
           Моисея. Отец Исаакий с детства горячо любил преподобного Серафима Саровского,
           и это передалось его духовным чадам. У всех его духовных чад были иконы
           этого святого чудотворца.
           Рассказы из библейской жизни для детей крестный строил по сценам. Тихим
           голосом вел он свое задушевное повествование. В праздник Рождества Христова
           в его келье обязательно сооружался вертеп... Всегда интересны были выступления
           детей и взрослых на рождественской елке у крестного. Отец Исаакий
           (мы всегда его очень об этом просили) рассказывал нам про серенького козлика,
           причем действие развивалось в трех актах. Прикладывая руки к сердцу,
           о.Исаакий показывает, как бабушка любит козлика. Громко и грозно батюшка объявляет:
               "Напали на козлика серые волки, вот как, вот как, серые волки".
           Крестный закрывает лицо ладонями и сквозь "слезы" тихонько сообщает:
                "Остались от козлика рожки да ножки".
           И нам жаль бедного козлика и его бабушку.
           А какие удивительные были встречи в пасхальные дни! В комнате у батюшки стояла
           маленькая "колокольня", и, приглашая после разговоров к обеду, отец Исаакий
           звонил, вернее, отзванивал пасхальный перезвон.
           С детства запомнились и проповеди крестного.
           Речь отца Исаакия отличалась яркой выразительностью.
           Поучения архимандрита, шедшие от сердца, были просты и доходчивы как для
           взрослых, так и для детей. Редко кто из слушателей оставался равнодушным.
           Особенно запала в мою детскую душу проповедь о святых мученицах Вере, Надежде,
           Любови и мудрой их матери Софии. Рассказывая об их мучениях, отец Исаакий
           призывал своих духовных чад развивать в себе великие христианские добродетели:
           веру, надежду и любовь... Бог есть Любовь. Архимандрит Исаакий в полной мере
           обладал любовью к Богу и людям. Эту любовь он пронес через всю свою жизнь.
              "Любить — это в райские двери стучаться,
               Другого ведя за собой!" —
           так писал батюшка.
           Духовные чада архимандрита Исаакия часто обращались к нему со своими
           переживаниями и невзгодами, просили помолиться о них, зная великую силу его
           молитв.
           Дети тоже прибегали к нему со своим просьбами. Из-за неуспевания в школе
           я и еще несколько девочек расстраивались до слез. Отец Исаакий давал нам
           добрые наставления и вместе с нами молился преподобному Сергию Радонежскому.
           Получив благословение крестного, мы уходили с надеждой на покровительство и
           помощь преподобного Сергия. Действительно, успехи приходили вместе с нашими
           стараниями.
           Отец Исаакий был очень внимательным и прекрасно знал, какие у нас
           в школе оценки. Он любил детей, и мы платили ему такой же любовью.
           Крестный, утешая меня, говорил, что человек не должен поддаваться унынию.
           Рассказывал историю про двух лягушек, упавших в кувшин со сливками и как одна
           сумела выкарабкаться и спастись:
                 "Так и мы должны молиться — и спасемся".
           Часто повторял:
                 "Не унывайте, а на Бога уповайте, и все будет хорошо!"
           После службы в Никольском храме мы с родителями, как и другие духовные дети,
           долго поджидали его, чтобы проводить до дома. К нему всегда стояла очередь за
           благословением.
           В те времена, когда один вид священника вызывал у некоторых людей ярость,
           злобу и насмешки, несмотря ни на что, отец Исаакий всегда ходил в подряснике,
           а зимой — в рясе. Его никто никогда не видел в мирской одежде.
           Нам же хотелось оградить дорогого крестного. Все гурьбой шли на трамвайную
           остановку, наперебой что-то рассказывая отцу Исаакию. Он был близоруким и
           всегда просил детей сообщать номер приближавшегося трамвая. Увидев трамвай,
           мы радостно и громко выкрикивали его номер. Крестный надевал пенсне и
           подтверждал, что именно на этом трамвае мы поедем. После этого мы довольно
           шумно восклицали: "Наш, наш!" — и, чинно пропуская вперед отца Исаакия,
           торопились сесть вместе с ним в один вагончик. Сколько же радости нам
           доставляло быть рядом с батюшкой!
           Но было и много неприятного. За верующими следили. Вера в Бога, посещение церкви
           преследовались. Мы опасались говорить о своей вере в Бога.
           Также боялись мы сами случайно навредить и отцу Исаакию, за которым была
           усиленная слежка. Мы, вездесущие дети, знали и частенько видели некоторых
           "ставленников" (работников КГБ), которые "посещали" церковь, выслеживали
           не понятно что, "сопровождали" отца Исаакия до его дома и вели наблюдение".
      В 1951г. о.Исаакий встретился с Владыкой Сергием (Королевым), вернувшимся
      из Праги, и назначенным на Казанскую кафедру. Встреча была в Москве, куда
      архимандрит Исаакий приехал из Алма-Аты. Эта удивительная встреча, теплая
      и сердечная, обоих старцев сильно обрадовала. Они слезно благодарили Господа,
      что Он сподобил их встретиться.
      Возвращаясь в Прагу, Владыка Сергий повез гостинец пражанам от отца Исаакия —
      хлеб — и там раздробил его и раздал почитателям, чадам и знаемым по кусочку в
      память о батюшке — живом, здравствующем. Раздавал, как святыню, и это было им
      в радость, такое было почитание его, такая к нему любовь.
      Через год, 18 декабря 1952г. архиепископ Сергий скончался.
      В своем слове о Владыке Сергии архимандрит Исаакий сказал:
           "Это был замечательный светильник на свешнице нашей Церкви. Я ему был не
            только сыном, не только послушником, но больше того — он почтил меня
            названием "братика", т.к. постригал нас в монашество и рукополагал во
            священство один и тот же митрополит Евлогий, только Владыку на 20 лет
            раньше, чем меня... ".
      В 1955г. скончался митрополит Николай (Могилевский).
      В конце 1957г. в Казахстанскую епархию пришла телеграмма от Святейшего Патриарха
      Алексия I, в которой он предписывал архимандриту Исаакию прибыть в Москву.
      30 декабря 1957г. о.Исаакий покинул столицу Казахстана Алма-Ату и больше туда
      не возвратился
      Московская о., г.Сергиев Посад, Свято-Троицкая Сергиева лавра 
      архимандрит 
      Год начала 1958 
      Месяц начала 1 
      Год окончания 1958 
      Месяц окончания 4 
      В Москве архимандрита Исаакия тепло принял Святейший Патриарх Алексий I, который
      направил его в Троице-Сергиеву Лавру с намерением оставить там преподавателем.
      Более трех месяцев о.Исаакий был насельником Лавры, но в прописке бывшему
      белогвардейскому офицеру, жившему за границей 25 лет, отказали.
      Встретившись вновь со Святейшим Патриархом, он получил назначение в г.Елец
      Святейший благословил о.Исаакия нательной иконкой Божией Матери, с которой он не
      расставался до самой смерти и вручил ему посох. Архимандриту или игумену посох
      дается, когда он управляет монастырем. Для о.Исаакия, не руководившего
      монастырем, посох был Патриаршей наградой, означавшей высокую оценку его
      пастырских заслуг и дарований, при невозможности, как выяснилось впоследствии,
      рукоположить его в сан епископа из-за противодействия этому Советской власти.
      Получив в Воронеже благословение Владыки митрополита Иосифа, архимандрит Исаакий
      прибыл в Елец 5 апреля 1958г.
      Липецкая о., г.Елец, Вознесенский собор 
      архимандрит 
      Должность  настоятель собора, благочинный храмов Елецкого округа 
      Год начала 1958 
      День начала 6 
      Месяц начала 4 
      Год окончания 1981 
      Архимандрит Исаакий прослужил в Ельце 23 года — до самой кончины.
      Он был пастырем высокой духовной жизни и человеком большой
      эрудиции, прекрасным проповедником, усердным молитвенником и добрым духовным
      отцом и наставником. В нем сочеталось несколько священнических призваний,
      подкрепленных практической деятельностью, что привело его к призванию
      редчайшему, в котором смыкаются и дарования свыше и жизненные заслуги — к
      старчеству. "Орел духовный" — так называли его духовные чада и прихожане.
      Прихожане Вознесенского собора очень полюбили о.Исаакия. Его ласково называли
      "наш батюшка", "наше золотце".
      Два крыла распростирал отец архимандрит над ними — слово и дело. Его синодик о
      живых и почивших был очень велик, он включал имена всех тех, с кем пришлось
      ему встретиться на его жизненном пути, всех тех, за кого его просили молиться.
      О.Исаакий вмещал в свою любящую душу все скорби своих многочисленных духовных
      чад, принимал на себя их тяготы, просил у Господа прощения их грехов, молился
      о помощи им от Бога. К батюшке не иссякал поток духовно немощных, обиженных
      судьбой, слабых: все они нуждались в его любви, утешении, мудрости, в простом
      ободрении, а главное — в его молитвах.
      Сила молитв архимандрита Исаакия, этого Божия старца, была велика, и пасомые это
      чувствовали. Свою духовную силу он черпал в молитве — церковной и келейной.
      Окружающие старца Исаакия воспринимали силу его молитв как нечто само собой
      разумеющееся.
      Из воспоминаний А.В.Окуневой:
           "С переездом отца Исаакия в Елец моя доверительная переписка с ним продолжалась.
            С 1963 по 1980 год встречи наши были ежегодными. Я жила и работала в Сибири,
            но мои пути во время командировок и отпуска всегда пролегали через Елец...
            Отец Исаакий встречал меня с тихой радостью, всегда улыбался, разводил
            руками, благословлял,... и проходили все страхи, отступали неприятности,
            обиды... А вечером я готовилась к исповеди. Целью моей поездки была
            встреча, исповедь, причастие, общение... Никто и никогда так меня не
            исповедовал, как отец Исаакий. Через много лет после смерти моего духовника
            я поняла: умение исповедовать — это великий дар Божий.
            Всегда на исповеди создавалось впечатление, что ты очень медленно продвигаешься
            по густому лесу без тропинки, перелезаешь через буреломы, чтобы достичь одной
            цели: выйти из этого темного леса на солнечную поляну. А отец внимательно
            следит, как ты "идешь" или "ползешь" с греховным грузом, перешагиваешь через
            жизненные искушения; учит, назидает, внушает, но ведет тебя. Чувствуешь помощь —
            и твой "мрачный лес" позади.
            А потом я спешила в величественный Вознесенский собор. Служил отец Исаакий.
            У него было право служения Божественной Литургии до "Отче наш" с открытыми
            вратами... Какая же это была служба! Самая удивительная и проникновенная!
            О роли храма в жизни христианина крестный много и часто говорил и даже в
            стихах славил храм:
                  "В церкви служба идет,
                   Правя строгий черед,
                   Там монахи поют и читают.
                   Рай тех звуков над храмом плывет
                   И высоко над куполом тает"
            Отец Исаакий очень благоговейно относился в служению Литургии. Как и Владыка
            Алма-Атинский Николай, он имел дар молитвенных слез при совершении Евхаристии.
            Во время службы, как отмечали соборные богомольцы, лицо его часто озарялось
            необыкновенным Божественным светом. Его тихий, мягкий, но ясный голос как бы
            призывал и располагал к молитве.
            После службы к нему всегда выстраивалась длинная очередь — получить
            благословение. Сколько же надо было иметь терпения и любви, чтобы с каждым
            поговорить, совершив службу! А ведь у батюшки были больные ноги, сахарный
            диабет, он перенес инфаркт миокарда, операции. Но люди стояли и ждали своей
            очереди, чтобы получить душевное облегчение и утешение. Для каждого отец
            Исаакий находил теплые, ласковые слова, всем оказывал внимание, духовную
            помощь, а зачастую и материальную.
            Он никогда никого не обличал, не стращал и не карал, а имел смирение и
            необыкновенное, великое терпение. Каждый отходил от него с облегчением, —
            ведь от отца Исаакия исходили всепонимающая любовь и доброта.
            Если хоть раз человеку приходилось общаться с ним, то у него появлялась
            потребность еще раз увидеть батюшку, получить его совет — вроде бы простой,
            но по-житейски очень мудрый. Ни одна просьба не оставалась без внимания.
            Без преувеличения можно сказать, что жил он не для себя, а до конца дней
            своих — для людей. И лучшей наградой для него была ответная любовь его
            повзрослевших духовных чад.
            Радоваться крестный тоже умел искренне, улыбался всегда по-доброму.
            Когда ему сообщали какую-то приятную новость или рассказывали об удачном
            завершении, исполнении дела, крестился и говорил: "Слава Богу!"
            Отец Исаакий любил Пушкина, Достоевского, Чехова, Вальтера Скотта, а жития
            многих святых знал на память, цитировал оттуда целые фразы, выражения —
            удивительная была у него память. Вообще он любил читать, читал очень много.
            Любил читать вслух. Его чтение не было артистическим, однако захватывало.
            Мы часто плакали, когда он читал нам из житий святых.
            Очень любил отец Исаакий иконы. Любил дарить их и получать. В то время иконы
            были очень простые, в большинстве своем бумажные или фотографические.
            Когда отмечался праздник какого-нибудь святого, батюшка приносил из своих
            келейных запасов в собор фотоснимок его иконы, а прихожане говорили:
                 "У нашего отца настоятеля вагон икон".
      Архимандриту Исаакию был присущ дар слова.
      Духовное наследие его составляют молитвы, проповеди, слова, поучения, а также стихи.
      Многих поражало его великое трудолюбие в таком преклонном возрасте.
      Он постоянно совершал богослужения, требы, заботился о благолепии собора.
      Как настоятелю, ему приходилось решать разные хозяйственные и организационные
      вопросы. При этом он окормлял многочисленную паству, вникал в нужды духовных чад.
      Он вел обширную переписку в пределах России и с зарубежьем, отвечая на все вопросы.
      Архимандрит Исаакий до конца своих дней сохранил жизнерадостность, остроумие,
      шутливость, то целомудрие, при котором всем было легко.
      Из воспоминаний духовной дочери Валентины Л.:
           "Наш отец Исаакий был верный сын Отечества, истинный служитель Православной
            Церкви, хранитель апостольских преданий. Церковь для него — это все. Он,
            уже будучи обремененным годами, немощным, больным, так ревниво относился к
            службам, что, когда архиереи намекали ему, что пора уйти на покой, грустил
            и говорил:
                  "Если не служить, то и не жить".
            И умер он, как и хотел, на посту"
    Награды
      посох 
      Год награждения 1957 
      Кем награжден Святейший Патриарх Алексий I 
      право служения Божественной Литургии при открытых царских вратах 
      Кем награжден Святейший Патриарх Пимен 
      право ношения трех крестов 
      Кем награжден Святейший Патриарх Пимен 
      орден равноап.вел.князя Владимира III 
      Кем награжден Святейший Патриарх Пимен 
      орден равноап.вел.князя Владимира II 
      Кем награжден Святейший Патриарх Пимен 
      Патриаршая грамота и Патриарший крест 
      Год награждения 1977 
      Кем награжден Святейший Патриарх Пимен 

(c) ПСТГУ. Факультет ИПМ