Новомученики и Исповедники Русской Православной Церкви XX века
(с) ПСТГУ, ПСТБИ (с) Братство во Имя Всемилостивого Спаса
Home page NIKA_ROOT INDEX
ФИО
Козаржевский Андрей Чеславович
    Козаржевский Андрей Чеславович 
    Год рождения 1918 
    День рождения 19 
    Месяц рождения 8 
    Место рождения Москва 
    алтарник 
    Специальность профессор, специалист в области изучения памятников культуры и древних языков 
    Родился в день праздника Преображения Господня в семье служащих.
    Детство и юность он прожил рядом с церковью Илии Обыденного, прихожанами которой
    были его родные. Его бабушка (по матери) Елена Павловна Глебова — москвичка из
    семьи духовного звания. Его дед, Александр Эдуардович Аккерман, обрусевший
    немец из Нарвы. Мать Андрея Чеславовича, Анастасия (Анна?) Александровна, вышла
    замуж за поляка-католика Чеслава Козаржевского, бежавшего во время Первой
    Мировой войны из Польши в Россию. Андрей был крещен в том же костеле, где
    венчались его родители. В 1918г. отец Андрея, Чеслав Козаржевский, вернулся в
    Польшу, куда собирался перевезти семью. Но вскоре он тяжело заболел и умер.
    Получив известие о смерти мужа, Анна (Анастасия?) Александровна решила остаться
    с маленьким сыном в России.
    В 1921г. знакомый семьи, протоиерей храма Христа Спасителя, Александр Хотовицкий,
    (причисленный в 1994г. к лику святых) перевел трехлетнего Андрюшу в православие.
    Крестной матерью его стала бабушка Елена Павловна. Крестным отцом — соратник
    Патриарха Тихона, настоятель церкви Святого Духа у Пречистенских Ворот
    о.Илия Зотиков (убитый в 1937г. во Владимирской тюрьме)
    Фотографии[1] ПЕРИОДЫ ЖИЗНИ[с 1924г.] [до 1944г.] [с 1944г.] [по 1995г.]
      Служение
        Москва, церковь Илии Обыденного 
        Должность служка, чтец 
        Год начала 1924 
        К пяти годам Андрей научился читать и писать, практически овладел
        церковно-славянским языком, хорошо рисовал. Сохранились его детские акварели,
        в том числе с церковью Ильи Обыденного.
        Детство Андрея прошло на Пречистенском бульваре, около известного памятника
        Н.В.Гоголю, в арбатских переулках, около храма Христа Спасителя, в окружавших
        его скверах, где он играл со своими сверстниками и стал свидетелем его
        варварского разрушения.
        С шестилетнего возраста он стал служкой, а затем чтецом Обыденской церкви.
        Настоятелем церкви Ильи Обыденного был о.Виталий Лукашевич, его духовный отец.
        О.Виталий во многом заменил Андрею родного отца и оказал решающее воздействие
        на всю его дальнейшую жизнь.
        О.Виталий служил, по свидетельству Андрея Чеславовича, любую службу с благоговением,
        в сопровождении хора Г.А.Семенова.
        С самого детства Андрей впитывал в себя красоту церковной службы и церковного
        пения, поэтому больше всего любил и великолепно знал именно духовную музыку.
        Благодарную память об о.Виталии Андрей Чеславович сохранил до конца своих дней.
        (В 1936г. о.Виталий был переведен в Кукуевскую церковь Сергиева Посада, потом
        арестован и отправлен в Уссурийский лагерь на лесоповал, где умер в 1938(?)г.).
        До 1933г. Андрей Козаржевский учился в школе близ Волхонки (ныне — известная школа N57).
        В 1933г., из-за службы в церкви, Андрея Козаржевского исключили из этой школы, где
        преобладали дети интеллигентов.
        После долгих мытарств Андрея приняли в школу около Трехгорки на Большевистской ул.,
        куда надо было добираться на трамвае и где учились почти сплошь дети рабочих.
        В этой школе, как говорил потом сам Андрей Чеславович, он "нашел себя" и
        приобрел друзей. Окончил школу в 1936г.
        В 1930-е годы были расстреляны его двоюродный брат и родной дядя
      Образование
        Московский Историко-философский Литературный Институт им. Н.Г.Чернышевского (ИФЛИ), отделение классической филологии 
        Год поступления 1936 
        Год окончания 1941 
        Месяц окончания 6 
        В 1936г. Андрей Козаржевский поступил по конкурсу на исторический факультет ИФЛИ.
        Затем перешел на отделение классической филологии.
        В годы учебы в ИФЛИ Андрей Козаржевский увлекался Достоевским, русской
        поэзией "серебряного века", музыкой, театром, художественными выставками.
        Он посещал Консерваторию и Большой театр до 30 раз в год (впоследствии
        вспоминал, как сидел на концерте Д.Шостаковича рядом с С.Прокофьевым, который
        по партитуре следил за исполнением), стал поклонником Скрябина, Стравинского,
        Прокофьева, Шостаковича, немецкой классики и романтики — Баха, Моцарта,
        Бетховена, Вагнера.
        Он любил и часто посещал театр. Особенно ему нравились постановки пьес
        А.Н.Островского в Малом театре (на этих спектаклях он не столько смотрел,
        сколько слушал московский говор). Любил скандинавскую драматургию (пьесы
        Г.Ибсена, К.Гамсуна).
        В живописи предпочитал импрессионистов.
        Понимание древнерусской культуры пришло к Андрею Чеславовичу значительно позже.
        В ИФЛИ по существу получали "космополитическое" образование, на отечественную
        древность смотрели снисходительно, даже разрушение памятников культуры не очень
        задевало. Многим не приходило в голову побывать в Киеве, Владимире, Новгороде,
        Ленинграде (Петербурге).
        В июне 1941г. Андрей Козаржевский с отличием окончил ИФЛИ и получил
        рекомендацию в аспирантуру, но через несколько дней началась война.
        Он записался добровольцем в ополчение, но из-за туберкулеза легких на фронт
        его не взяли.
        Наркомпрос направил его в село Ермаковское Красноярского края преподавать русский
        язык
      Места проживания
        Москва 
        Год окончания 1941 
        Красноярский край, с.Ермаковское 
        Год начала 1941 
        Год окончания 1944 
        В селе Ермаковском преподавал русский язык и литературу в старших классах средней
        школы.
        "Жизненные испытания оживили во мне веру", — написал позднее Андрей Чеславович.
        Возвращение к вере не прошло даром: увидев у него на шее крест, его исключили
        из комсомола и предложили уйти из школы "по собственному желанию".
        Местная амбулатория направила его в психиатрическую больницу, т.к. верующий для
        окружающего начальства казался если не преступником, то наверняка сумасшедшим.
        Однако директор школы смело дала Андрею Чеславовичу прекрасную характеристику,
        когда пришел вызов в Москву для поступления его в аспирантуру.
        В августе 1944г. он вернулся в Москву
      Образование
        Московский Государственный университет, аспирантура филологического факультета 
        Год поступления 1944 
        Месяц поступления 9 
      Служение
        Москва, церковь Илии Обыденного 
        Должность алтарник 
        Год начала 1944 
        Месяц начала 8 
        Вернувшись в Москву, Андрей Чеславович снова стал ходить в церковь Илии Обыденного.
        Однажды он в стихаре держал посох архиепископу Краснодарскому Флавиану.
        Молниеносно на него последовал донос
      Аресты
        Москва 
        Его 6 раз вызывали в "органы" на Лубянку и допрашивали.
        Предлагали доносить на настоятеля о.Александра Толгского, но он,
        естественно, категорически отказался
      Места заключения
        Москва, ул.Кузнецкий Мост, 24, тюрьма ОГПУ 
        При последнем вызове на Лубянку, как вспоминал Андрей Чеславович, его
        оставили одного в помещении тюрьмы "подумать". Тут он взмолился Николаю Чудотворцу.
        И чудо произошло. Со словами: "Жаль, что Вы не хотите послужить Родине" его
        отпустили
      Образование
        Московский Государственный Университет, филологический факультет, аспирантура 
        Год окончания 1953 
        Будучи аспирантом филологического факультета МГУ, Андрей Чеславович работал
        в городском Педагогическом институте им.Потемкина
      Служение
        Москва, церковь Илии Обыденного 
        Должность алтарник 
        Год окончания 1995 
        Андрей Чеславович Козаржевский был православным, церковным человеком.
        Он помогал в храме, был знаком со многими священнослужителями.
        Любимыми московскими храмами Андрея Чеславовича, помимо родной церкви
        Илии Обыденного, были Елоховский собор, где с 1945г. он стоял на одном и том же
        месте — напротив Казанской иконы Божией Матери; Знаменская церковь в Переяславской,
        где пел его любимый хор Владимира Кондратьева; Вознесенская церковь на Серпуховке
        с хорошим мужским хором.
        "Без Церкви, богослужения с его бездонной богословской глубиной и эстетическим
        совершенством я не мыслю христианской веры", — писал Андрей Чеславович в своей
        "Автобиографии".
        Долгие годы он молитвенно общался со строгим и ученым монахом, митрополитом Рижским
        и Латвийским Леонидом (Поляковым), сердечно любил митрополита Сурожского
        Антония (Блюма) и своего духовника о.Серафима (Шенрока).
        Много лет доброе знакомство связывало его с матушкой Варварой, настоятельницей
        Пюхтицкого монастыря, и многими священниками.
        Уже после смерти Андрея Чеславовича его вдова Ирина Владимировна Барышева
        рассказывала, как в начале 1990-х годов они посетили выставку работ Павла
        Корина на Крымском валу. Там были представлены эскизы к картине
        "Русь уходящая". Для большинства посетителей выставки эта картина была
        символом, печальным образом поруганной родины, а для Андрея Чеславовича — его
        собственная жизнь, конкретные люди:
        "Этому я помогал на службе". "Эту парчовую ризу я видел и держал в руках",
        "Этого протодиакона я слышал много раз", "Эта монашка — знакомая нашей семьи".
        Много лет тому назад у Андрея Чеславовича было желание стать священнослужителем,
        но разные священники настойчиво советовали ему оставаться мирянином и
        в то же время посильно осуществлять определенную духовную миссию. Он это и
        делал на протяжении всей своей жизни.
        Из воспоминаний Елены Лебедевой, выпускницы МГУ, одной из последних студенток
        Андрея Чеславовича:
          "Во времена "застоя" Андрей Чеславович водил своих студентов в церковь Троицы в
          Никитниках в Китай-Городе, превращенной в то время в "музей", и читал лекцию
          о русской культуре в помещении "музея", а после говорил близким, что, может
          быть, побывав пусть и в закрытом храме и послушав его лекцию, человек "кастрюлю на
          икону не поставит"...
          Мы выползали на свет Божий из семидесятилетнего дремучего леса — грязные,
          изорванные, одичавшие, голодные души. Вера была нужна нам, как воздух,
          как Любовь, как сама Жизнь. Многим из нас именно на этом пути повстречался Андрей
          Чеславович — православный до последней капли крови человек. В нем не было
          всего того, что так часто встречается в некоторых людях, называющих
          себя православными и что так отталкивает искренне ищущую Бога молодежь от
          Церкви — ни ксенофобии, ни назойливых поучений, ни лицемерия. Свою веру
          профессор Козаржевский показал своею жизнью...
          За 40 лет работы на истфаке остался беспартийным...
          Валил с ног рак, а он читал лекции, принимал зачеты, по-прежнему "возился
          с людьми", и со складным стульчиком каждое воскресенье ходил на церковную службу.
          Пока не слег окончательно... "
      Места проживания
        Москва 
        Год окончания 1995 
        День окончания 26 
        Месяц окончания 3 
        С 1953г., после окончания аспирантуры и до конца своих дней Андрей Чеславович
        работал на кафедре древних языков исторического факультета МГУ.
        В 1954г. он защитил кандидатскую диссертацию по древнегреческой литературе.
        С 1967г. он стал заведующим кафедрой древних языков (Он был тогда единственным
        беспартийным среди заведующих кафедрами).
        В 1985г. он получил звание профессора.
        Последние годы Андрей Чеславович преподавал не только в МГУ, но и в Российском
        Православном Университете Св.Иоанна Богослова и в Православном
        Свято-Тихоновском Институте (теперь Университете), для которого незадолго
        до кончины он готовил новый спецкурс.
        Андрей Чеславович был широко образованным человеком, многогранные интересы которого
        проявились в его научной и педагогической деятельности: преподавание латинского
        и греческого языков, античной литературы; лекции, учебные пособия и статьи по
        античному ораторскому искусству, риторике, мастерству устной речи (у него
        самого было великолепное московское произношение), изучению памятников
        отечественной истории и культуры, москвоведению; статьи о Новом Завете, Шестодневе
        Василия Великого. Он оставил после себя очень популярные в нашей стране
        учебники латинского и древнегреческого языков, выдержавшие несколько изданий.
        Андрей Чеславович явился автором многих книг.
        Один из слушателей Андрея Чеславовича, доцент-химик, посещавший его лекции
        о памятниках культуры, оставил такую запись:
          "Нежно-саркастичный, галантный и изумительный Андрей Чеславович своей
          непостижимой верой в людей, тонкостью восприятия мира, располагающей
          незащищенностью, духовностью высшего порядка, неустанным стремлением к укреплению
          утончающейся связующей нити времен пробуждает в нас веру в Добро, надежду на
          Исцеление и Любовь к Красоте. Низкий поклон за это".
        Еще в 1960-е годы в МГУ был создан кружок по изучению Москвы и Подмосковья.
        Формально он относился к Клубу МГУ на Моховой (впоследствии Андрей Чеславович
        ратовал за возвращение этого здания общине храма святой Татианы). За счет
        Университета студенты и сотрудники почти каждую неделю могли совершать под
        руководством Андрея Чеславовича автобусные экскурсии не только по Москве и
        Подмосковью, но и в города за пределами Московской обл. За годы работы кружка
        была составлена фототека многих неучтенных памятников архитектуры, выявлено
        и зафиксировано состояние зданий, что способствовало их охране и дальнейшей
        реставрации.
        Из воспоминаний бывшей студентки Андрея Чеславовича Елены Лебедевой:
          "В самом начале первого для нас учебного 1992г. выяснилось, что Андрей
          Чеславович будет читать нам историю Москвы. Вообще-то этот курс назывался
          "Памятники мировой культуры", и в нем Москве были посвящены только первые
          5–6 лекций. Но лично для меня он навсегда останется москвоведением.
          Потому что, хотя Андрей Чеславович одинаково тонко воспринимал все русские
          города (и не только русские), его Москва была неповторима...
          У Андрея Чеславовича Москва пела, плакала, писала стихи, пахла — звучала
          и жила, верила в Бога и славила свою веру. В первой же лекции — устройство
          и символика русского иконостаса, православного храма... И вот...
          медленно учишься читать свою малую родину как священную книгу, как икону
          в камне как символ русской православной веры. И потрясенно кланяешься ей —
          наверное, именно это чувство Андрей Чеславович называл "органическим
          патриотизмом русского православия... Недаром атеисты считали Москву "большой
          деревней" — она никогда не раскрывала им своей подлинной души и никогда не
          разговаривала с ними на одном языке, поэтому ее стройную красивую идейную
          композицию они не видели. Нет Православной веры — главного Ключа к воротам
          Третьего Рима — и они заперты. И московской души без сердечной веры и любви
          не почувствуешь. Чувство Города — драгоценный дар от Бога, как любой другой
          талант. Разве можно научить такому, как было у Андрея Чеславовича, видению Москвы!
          В его лекциях присутствовало то, что отсутствовало у многих других — его
          выдающаяся Личность, преображающая то, о чем он рассказывал. Отсюда —
          знаменитые "лирические отступления" во время лекций. Мы, его студенты,
          как-то пробовали собрать свои конспекты и по ним восстановить курс его лекций,
          но ничего не получилось. То, что он говорил, надо было слышать, слушать и не
          тратить время на бумагу...".
        В течение нескольких лет Политехнический музей выпускал абонементы на
        аудио-визуальные лекции Андрея Чеславовича об архитектурных и исторических
        памятниках Москвы ("Москва Златоглавая") и Подмосковья.
        Трудно перечислить места, где еще он выступал с лекциями и воспоминаниями о
        Москве: Дом Ученых, "Погодинская изба", общество "Старая Москва" при
        Исторической библиотеке и т.д. Вот, например, некоторые темы выступлений
        Андрея Чеславовича в "Старой Москве":
        "Старомосковский говор и его судьба",
        "Патриарх Тихон в Донском монастыре" (к 400-летию Донского монастыря),
        "Праздник Рождества в Москве",
        "Праздник Пасхи в Москве".
        К сожалению, тексты этих выступлений не сохранились.
        Работой Андрея Чеславовича заинтересовалась фирма "Диафильм" и выпустила
        с ним три серии диапозитивов с брошюрами ("Памятники зодчества старой Москвы",
        "Что таят московские дворы", "Возрожденные памятники московского зодчества").
        В последние годы Андрей Чеславович руководил университетским бюро Всероссийского
        общества охраны памятников истории и культуры и был членом
        Экспертно-консультативного Совета при Главном архитектурном управлении Москвы.
        Прекрасный знаток Москвы, Подмосковья, древнерусских городов, где бывал не
        один раз, Андрей Чеславович много ходил, ездил один, с друзьями и студентами.
        И все время фотографировал. Он рассказывал слушателям только о том, что видел
        собственными глазами и заснял своим фотоаппаратом.
        До последнего времени, пока болезнь не свалила его с ног, Андрей Чеславович
        с фотоаппаратом объезжал вновь открывающиеся церкви и вносил их в свой реестр.
        Уже находясь в больнице, он правил гранки своей книги "Московский Православный
        Месяцеслов", выход в свет которого ему не довелось увидеть.
        Его любимым выражением было: "Время бытия течет, почто всуе мятемся?" (Великий
        Покаянный Канон Андрея Критского).
        Жизнь Андрея Чеславовича не прошла всуе
    Кончина
      1995 
      День 26 
      Месяц 3 
      Место Москва 
      Место захоронения Москва, Введенское (Немецкое) кладбище, уч.4–5 (деревянный крест с голубцом слева от тропы) 
      Похоронен в могиле деда и матери.
      Отпевали Андрея Чеславовича в церкви Илии Обыденного.
      После заупокойной службы священники вынесли гроб с телом на руках
    Труды
      1 "Мастерство устной речи лектора" 
      1983г. 
      2 Источниковедческие проблемы раннехристианской литературы" 
      1985г. 
      3 Московский Православный Месяцеслов" 
      1995г. 
    Публикации
      1 Козаржевский А.Ч. Московские святцы (Православный месяцеслов). М.: Храм св.мц.Татианы, 2005. 256с. 
      С.5–16. 
      2 Лебедева Елена. На лекциях профессора Козаржевского// Татьянин День. Студенческая православная газета МГУ. 1999. Март. N 30. 
      С.6–7. 
      3 Голубцов С., протодиак. Введенское (Немецкое) кладбище. Православно-церковный некрополь: Краткий справочник-путеводитель по захоронениям духовных и церковных лиц. 2-е доп. изд. М.:Крутицкое подворье, 2005. 
      С.5. 

(c) ПСТГУ. Факультет ИПМ