Новомученики, исповедники, за Христа пострадавшие в годы гонений на Русскую Православную Церквь в XX в.
(с) ПСТГУ, ПСТБИ (с) Братство во Имя Всемилостивого Спаса
Home page
[back][up level][first][previous][next][last]
NIKA_ROOT INDEX ФИО Оболенский Аркадий Николаевич Дела o16.96 => o16.96 ПЕРИОДЫ ЖИЗНИ
3
    Служение
      Витебск, Николо-Покровская церковь (железнодорожных служащих) 
      протоиерей 
      Должность  настоятель 
      Год начала 1926 
      День начала 6 
      Месяц начала 10 
      Год окончания 1928 
      После окончания срока высылки продолжал проживать в Витебске.
      Служил в Никольской церкви Витебска
    Места проживания
      Витебск, ул.Б.Синякова, д.21/32 (дом Транкевича) 
      Год начала 1926 
      День начала 6 
      Месяц начала 10 
      Год окончания 1928 
      День окончания 26 
      Месяц окончания 1 
    Награды
      митра 
      Год награждения 1925 
      Кем награжден Патриарший Синод к празднику Пасхи 
      Был награжден по ходатайству епископа Смоленского Серафима (Остроумова). Указ о
      возложении митры выполнил епископ Брянский Амвросий (Смирнов), он же и подарил
      о.Аркадию свою митру
    Аресты
      Витебск 
      Год ареста 1928 
      День ареста 26 
      Месяц ареста 1 
      Был арестован 26.01.1928г.
      О.Аркадий показал о своей семье:
           "Жена проживает в Орле. Трое сыновей:
            Василий работает в г.Иваново-Вознесенске инженером;
            Степан работает в Москве в конторе "Гослес";
            Сергий работает в Москве бухгалтером;
            Дочь Елизавета находится за границей, но где именно, не помню,
            т.к. она ранее жила в Швейцарии и Франции"
      Из "следственно-арестантского дела":
           "В январе месяце 1928г. в Витебский Окружной суд поступили сведения, что
            священник Никольской церкви Аркадий Николаевич Оболенский группирует вокруг
            себя антисоветский элемент церковной общины. Устраивал у себя на квартире
            закрытые заседания церковного совета и нелегальные собрания граждан с целью
            обработки их в антисоветском духе.
            Имеет тесную связь с административно высланным в Соловки епископом
            Амвросием (Смирновым), от коего получает указания в проведении антисоветской
            деятельности.
            Распространял по церковным общинам г.Витебска нелегальные листовки, носящие
            антисоветский характер, как например, "Голос Церкви", "Контрреволюционеры
            ли мы?".
            Ввиду наличия вышеуказанных сведений 26 января с.г. в квартире священника
            Оболенского был произведен обыск и арест последнего, как подозреваемого по
            ст.70 УК РСФСР...".
      2 февраля 1928г. избранная мера пресечения была ему заменена под подписку
      о невыезде из пределов постоянного места жительства и явке в суд
      Витебск 
      Год ареста 1928 
      День ареста 12 
      Месяц ареста 2 
      По данным [Д5] вторично арестован 10.02.1928г.
      Из "следственно-арестантского дела":
           "Будучи освобожденным, Оболенский стал вызывать к себе на квартиру через
            квартирохозяйку... граждан с целью предупредить о возможности их допроса
            в ГПУ. и давал инструкции для показаний, а граждан г.Витебска Валентионка
            и Гольдберга вызывал, подозревая, что они сообщили на него в ГПУ и давал
            внушения, в то же время распространял слухи о них, как о доносчиках ГПУ.
            12 февраля с.г. к священнику Оболенскому вновь применена мера изоляции в
            Исправтруддом".
      12 февраля 1928г. о.Аркадий был вновь заключен под стражу.
      Из постановления от 12.02.1928г. о привлечении о.Аркадия в качестве обвиняемого:
           "Привлечь по настоящему делу в качестве обвиняемого Оболенского А.Н., предъявив
            ему обвинение:
                Устраивал у себя на квартире собрания граждан с целью обработки таковых
                в а/с духе, а также в церкви с амвона, во время богослужений поминал о
                здравии "заключенных и изгнанных" священнослужителей церкви, каковыми
                действиями перед гражданами демонстрируя, что все заключенные служители
                церкви являются "мучениками", невинно гонимыми Советской властью), т.е.
                в преступлениях, предусмотренных ст.73(ст.58–10) УК РСФСР...
            Меру пресечения оставить прежнюю — содержание под стражей".
      Из показаний свидетеля (от 14 февраля 1928г.):
           "В церкви во время богослужения священник Оболенский поминает о здравии
            всех заключенных и изгнанных священнослужителей,... а после ареста
            Оболенского постоянно поминает в церкви о здравии его второй священник
            Иосафатов..."
      Из протокола допроса от 15.02.1928г. (показания о.Аркадия):
           "Молитвенное поминовение за Литургией о здравии и упокоении производил по
            общей формуле, прочитывая записки посетителей храма, имея дело с именами,
            но не с лицами, а по своей инициативе поминал заключенных:
            иерея Илию (Румянцева), иерея Василия (Малахова), иерея Владимира (фамилии
            его я не знаю), епископа Илариона (находящегося в Соловках) и др. имена,
            коих помню, но не знаю, кто они такие..."
    Осуждения
      Особое Совещание при Коллегии ОГПУ 
      04 /05 /1928 
      Обвинение "а/с агитация, к/р деятельность, дискредитация Советской власти, а/с проповеди, поминовение за богослужением осужденных священнослужителей, устройство закрытых заседаний церковного совета на своей квартире" 
      Статья ст.58,73 УК РСФСР 
      Приговор  освободить, 3 года лишения права проживания в ряде городов 
      3 года лишения права проживания в Москве, Киеве, Харькове, Одессе, Ростове-на-Дону,
      означ. губ. и окр. и БВО с прикреплением к определенному месту жительства.
      Дело N П-22041 (архив УФСБ по Витебской обл. Ф.107).
      По другим данным:
           Осужден в августе 1928г. Присужден к административной высылке из БССР в Орел
      Из материалов дела:
           "Члены церковного совета Никольской общины во главе с председателем такового
            Голубевым действительно устраивали на квартире Оболенского закрытые заседания
            церковного совета и нелегальные собрания граждан с целью обработки их в
            а/с духе.
            Имеет тесную связь с адмвысланным в Соловки епископом Амвросием (Смирновым),
            от коего получает указания в проведении а/с деятельности. Распространял по
            общинам в Витебске нелегальные листовки, носящие а/с характер, как, например,
            "Голос Церкви. Контрреволюционеры ли мы?".
      Из листовки "Голос Церкви", текст которой имеется в следственном деле:
            "Среди тягот и обстояний, выпавших на долю многострадальной Церкви Русской,
            одна из самых тяжких — это невозможность услышать слово правды от служителей
            правды: одни далеко и лишены возможности говорить, другие же, убоявшись
            угроз и прещений, умолкли. Но Слово Правды Христовой должно звучать в мире
            до его окончания, и если бы уста человеческие перестали исповедовать, то
            заговорили бы камни по непреложному Слову Христову.
            И эти слова, которые ныне обращаются к вам, возлюбленные о Господе братия
            и сестры, и те речи, которые, если Господь благословит, вы услышите в
            будущем, — это вопль камней, ибо молчали предстоятели Церкви, голос грубых
            простых камней — простых людей, из которых слагается вечное здание Церкви
            Божией. Но верим, что и в нашем голосе слышен голос Церкви, в наших словах
            найдете те думы, которые слагаются в душах каждого из вас, когда вы думаете:
            Мы живем в годину лютого гонения, воздвигнутого на Христа и на Его Церковь.
            Мы лишены по закону права учить детей наших истинам Святой Веры и не имеем
            никакой возможности бороться с внедряемыми в их юные и неопытные души губительными
            семенами неверия и нечестия, мы боимся не только исповедывать свою веру, но
            ходить в церковь, иметь в домах святые иконы и даже носить на шее крест,
            причем за все это нас могут лишить куска насущного хлеба; мы получаем дни
            отдыха в какие-угодно дни, но только не в дни Великих наших праздников, когда
            мы должны работать под угрозой увольнения со службы. Далее мы видим, как
            наши храмы под самыми невероятными предлогами отнимаются у верующих и
            закрываются, или передаются ничтожным кучкам безбожников и расстриг,
            притворяющихся христианскими священниками и епископами.
            А где наши архиереи и многие из пастырей? Увы, они далеко от нас, в узах,
            в заточении, в изгнании терпят страшные лишения, не имея часто возможности
            утешить свою душу причастием Святых Христовых Таин. Нет в нашей стране
            мало-мальски достойного священника, который бы не побывал в тюрьме или в
            ссылке, не подвергался тем или иным репрессиям.
            И все это делается вопреки законам нашего государства, которые гласят:
                "Каждый гражданин может исповедывать любую религию или не исповедывать
                 никакой. Всякие праволишения, связанные с исповедыванием какой бы то
                 ни было веры или не исповедывать никакой веры, отменяются.
                 В пределах республики запрещается издавать какие-либо местные законы
                 или постановления, которые бы стесняли и ограничивали свободу совести.
                 Граждане могут обучать и обучаться религии частным образом..."
                       (Декрет об отделении Церкви от государства. 22 января 1919г. УССР).
            И когда мы спрашиваем: За что? Почему по отношению к нам, православным
            христианам, не соблюдаются законы страны, — нам отвечают:
                 "Потому что вы — контрреволюционеры".
            Эти обвинения бросают общинам, не желающих принять обновленческих вероотступников
            вместо православных пастырей, не подчиняющимся самозванным и самочинным
            "епархиальным управлениям" и "священным синодам", — состоящим из предателей
            Церкви; бросают архиереям, не хотящим отказаться от своего долга управлять и
            учить вверенную им паству согласно учению и преданию Церкви.
            Мы отвергаем это голословное обвинение [в контрреволюции], мы просим наших
            обвинителей указать на всем пространстве нашей страны хотя бы один установленный
            факт к/р деяния, совершенного представителем церкви или от лица церкви...
            Наших архиереев заключают в тюрьмы, посылают в ссылку и на принудительные
            работы без гласного суда, без точно установленного обвинения, без
            предоставления возможности оправдания и защиты, иногда же совсем без
            объяснения причины. Все это доказывает, что в распоряжении обвинителей
            нет материалов, доказывающих виновность подвергающихся столь тяжким
            репрессиям служителей церкви. Единственно, на что они указывают [в качестве
            обвинения] — это воззвание Патриарха Тихона в 1917–1918гг. и деятельность
            заграничных православных иерархов, ушедших с эмигрантами.
            Но и Патриарх Тихон писал свои воззвания не против власти,- ибо в то время
            установившейся и твердой власти гражданской не было, а была ожесточенная
            гражданская война борющихся между собой партий и групп населения.
            Когда же власть определилась, Патриарх Тихон заявил о своей лояльности к
            ней и призвал к тому же всех членов Православной Церкви, и Церковь
            последовала его призыву.
            Что же касается заграничной иерархии, то за ее деятельность мы не ответствуем,
            Церковь не имеет фактической возможности управлять заграничными
            епархиями легальным способом. Кроме того, живя в другом государстве, иерархи
            не имеют религиозной обязанности признавать и подчиняться Советской власти.
            Таким образом эти воображаемые доказательства нашей мнимой контрреволюционности
            от одного к ним прикосновения разрушаются.
            Снова и снова мы заявляем, и будем заявлять, что мы лояльны по отношению
            к власти СССР. Церковь за 2000 лет своего существования на земле видела
            множество государств с разнообразным политическим устройством — от восточных
            деспотий до свободной демократической республики, со всеми уживалась и по
            отношению ко всем была действительно лояльною, и в настоящее время наше
            желание, наша непрестанная молитва ко Господу о том, чтобы власть СССР
            поверила этим нашим заявлениям и дала нам возможность свободно молиться и
            веровать. К этому нет никаких действительных препятствий.
            Другое дело, если власть СССР под видом борьбы с контрреволюцией хочет
            искоренить и уничтожить самую Веру Христианскую, — здесь мы отказываемся
            повиноваться власти — ибо "должно повиноваться больше Богу, нежели человеком".
            (Деян. 5,29). Но и в этом случае мы не будем устраивать заговоров и возмущений
            против власти, как не устраивали их сонмы мучеников и исповедников, но по
            их святому примеру будем терпеть, страдать, а если нужно, то и умереть,
            уповая на слова Начальника жизни нашей Господа Иисуса Христа, сказавшего,
            что "претерпевший до конца — спасется" (Мф. 24,13) и веруя в Его обетование,
            что никакие силы в мире не могут победить непобедимой и Святой Церкви
            Христовой (Мф. 16,18). Аминь."
      Из обвинения:
           "Оболенский... открыто выражал недоверие к Соввласти в связи с арестом в декабре
            1927г. священников Витебского округа: Василия Малахова, Владимира Мицкевича и
            др. по обвинению их по ст.62 УК. Оболенский данный арест использовал в целях
            устройства церковной демонстрации против Советской власти, через поминовение
            при богослужении и в проповедях, в которых призывал молиться об арестованных
            "как за мучеников, гонимых Советской властью за Веру Христову".
            По поводу карнавала, устроенного в дни Октябрьского торжества 7 ноября 1927г.,
            Оболенский с амвона критиковал его, говоря, что
               "Власть не воспитывает молодежь, а развращает подобными действиями
                и готовит хулиганов".
      Из материалов дела:
           "Оболенский виновным себя не считает.
            Не отрицает того, что члены церковного совета во главе с председателем Голубевым
            приходили к нему для обсуждения церковных дел и что он давал им указания с
            канонической стороны.
            Он показал, что "арестованных гражданской властью поминал как по запискам,
            так и по собственному побуждению", что поминал осужденного и высланного
            в Соловки епископа Илариона и арестованных за к/р деятельность священников
            Малахова Василия, Мицкевича Владимира и др.
            Оболенский не отрицал и того факта, что по поводу карнавала 7 ноября 1927г.
            отмечал его в своей проповеди как "безнравственный поступок, развращающий
            молодежь и толкающую ее в кадры хулиганов".
      Постановлением ОСО при ПП ОГПУ он был лишен права проживания в Москве, БССР и ряде
      других пунктов и областей страны и прикреплен на 3 года к определенному месту
      жительства (административно выслан из пределов БССР)
    Места заключения
      Витебск, Витебский Исправдом 
      Год начала 1928 
      День начала 26 
      Месяц начала 1 
      Год окончания 1928 
      День окончания 2 
      Месяц окончания 2 
      Витебск, Витебский Исправдом 
      Год начала 1928 
      День начала 12 
      Месяц начала 2 
      Год окончания 1928 
      День окончания 2 
      Месяц окончания 8 
      Витебск, Витебский исправдом 
      Год начала 1928 
      День начала 12 
      Месяц начала 2 
      Год окончания 1928 
      Месяц окончания 8 

(c) ПСТГУ. Факультет ИПМ